Антон Болточко

Нацбанк, начиная с прошлого года, постоянно творит нелепые вещи. Его политика, пусть даже де-факто зависимая от воли Правительства и Администрации Президента, приводит к тому, что зудящие болячки белорусской экономики все больше воспаляются. Хотя кому как не Нацбанку, а в частности лично Надежде Ермаковой, необходимо поставить цель вбивать в голову вышестоящим органам пагубность некоторых решений.

Ошибка номер раз: обжорство валютой.

После кризиса версии 2011 года Нацбанк осознал: курс белорусского рубля должен формироваться рыночными методами. Валютная биржа заработала в новом ключе: курс больше не фиксировался, а определялся спросом предложением. Однако, Нацбанк, который должен был выходить на биржу только для сглаживания резких скачков курса, в 2012 году посещал ее и в своих меркантильных интересах: пополнения золотовалютных резервов. Причем использовал для этого отчасти эмиссионные ресурсы.

Такие телодвижения позволили Нацбанку, несмотря на внешние выплаты по кредитам, нарастить золотовалютные резервы за прошлый год с $7,9 млрд. до $8,1 млрд. При этом в банковскую систему ушли триллионы эмиссионных белорусских рублей, которые создавали инфляционный навес с учетом притормаживающей экономики (прирост ВВП постепенно замедлялся).

Ошибка номер два: денежная диарея.

Нацбанк понимал опасность накачивания фидуциарными деньгами экономики и в январе текущего года резко сократил денежную массу. Рублевая денежная масса сократилась Br3,4 трлн. рублей или на 5,1%. Это было самая крупная корректировка денежной массы на понижение с момента кризиса 2010 года.

Но не удалось Нацбанку догнуть свою линию по ужесточению денежно-кредитной политики – последующие месяцы, несмотря на падающие объемы производства и сокращающийся прирост ВВП, денег в экономике становилось все больше. Уже к 1 июля рублевая денежная масса (М2) увеличилась на 17,6% или на Br12,1 трлн. рублей.


Спасало только одно: высокие процентные ставки по депозитам и кредитам одновременно сдерживали деньги в банковской системе и не позволяли разогревать экономику еще и за счет кредитных денег.

Ошибка номер три: иллюзия свободы.

Как уже было сказано, Нацбанк заверил, что курс белорусского рубля формируется рыночными методами. Тогда почему после того, как за первое полугодие 2013 года внешняя торговля Беларуси просела на более 20%, курс белорусского рубля колебался в районе Br8 600-8700 рублей за $1? Ведь с сокращение объемов внешней торговли должны снизиться и объемы поступления валюты в страну. Здесь то и начинает работать принцип «ловкости рук» или ловкости какой-нибудь другой части тела.

Телефонное право, (не)допуск к торгам, самостоятельное вхождение на рынок с резервами – это только единицы тех инструментов, которые может применять Нацбанк, чтобы «рыночными» методами контролировать курс рубля. Но такой контроль создает претендент для серьезных последствий, которые беларусы могли ощутить на себе не так давно.

Кстати, только к двадцатым числам июня (после почти 6 месяцев стагнации внешней торговли) курс рубля вышел за пределы зоны привычной зоны. При этом именно в этом месяце золотовалютные резервы резко просели.

Ошибка номер четыре: самообман.

На протяжении года Беларусь постепенно выплачивала свой долг международным организациям (в основном МВФ). В определенной мере это оказывало давление на резервы страны, но они ежемесячно стабилизировались Нацбанком на уровне $8 млрд. Опускать ниже этой планки их ни в коем случае нельзя: планом на год предусмотрено их сохранением на этом историческом уровне. Очередные ежемесячные манипуляции позволяли это делать.

Показательным является пример последнего месяца: Нацбанк просто поменял часть валюты, которая не учитывается в качестве международных резервов по методологии МВФ, в доллары, которые учитываются. Это четко видно по динамике объемов резервов в национальном определении – они сократились. Вопрос: зачем заниматься самообманом? Все равно из $8 млрд. резервов «живых денег» только несколько миллиардов, остальное – металлы, СДР и прочие низколиквидные активы.



Ошибка номер пять: паника.

Сложно понять суть действий Нацбанка и Правительства по нагнетанию обстановки вокруг курса национальной валюты. Слова Надежды Ермаковой, Петра Прокоповича, Михаила Мясниковича о стабильности в стране скорее пугает людей, а не успокаивает. Риторика высокопоставленных чиновников направлена не на объяснение ситуации с курсом, а на обычное зомбирование по принципу «все хорошо».


Нацбанк начинает паниковать и принимает план действий (изменения параметров резервирования по валюте и внесение валютных облигаций Минфина в ломбардный список) по вытягиванию валюты из коммерческих банков. Это позволит повысить уровень резервов в качестве подушки безопасности, но так же увеличит внутренний долг государства. Проблемы такими действиями не решишь.

Ошибка номер…

Сколько еще раз Нацбанк наступит на одни и те же грабли, пока поймет в чем проблема? И кто в итоге окажется виноватым?