Василий Корф

Серия блоговых записок под ярлыком «МАСТ РИД» посвящена описанию и критической оценке книг, которые автор с интеллектуальным голодом изучает. Автор будет выражать свое субъективное мнение по поводу содержания книг и их полезного эффекта. Основная цель серии «МАСТ РИД» – заинтриговать или  наоборот сбить интерес у читателя к тому или иному произведению.

***

Я решил присоединиться к инициативе моих коллег Антона Болточко и Вадима Можейко, чтобы рассказать вам о недавно прочитанной книге. Речь пойдет о произведении Виталия Силицкого «Адкладзеная свабода».

Почему меня привлекла эта книга? «Адкладзеная свабода» – это основательное исследование политических процессов, которые происходили в Беларуси и Сербии в 90-х годах и на рубеже столетий. Автор взял для рассмотрения именно эти страны, потому что они оказались схожими по многим показателям, таким как характер политического режима, экономическое развитие, отношение народа к власти, ситуация со свободой слова и др. Эта книга – попытка объяснить, почему сербской оппозиции удалось победить Милошевича на президентских выборах в 2000 году, а белорусские демократические силы в 2001 году потерпели фиаско.

Анализируя успех Демократической оппозиции Сербии, автор выводит формулу смены авторитарных режимов: участие оппозиции в системной политике – победа на выборах – фальсификация итогов – уличные протесты – смена власти. Участие в выборах, даже самых несвободных, необходимо, поскольку это единственный легитимный способ получения власти. Именно это обстоятельство побуждает авторитарных лидеров снова и снова идти на выборы, чтобы еще раз заручиться народной поддержкой.

Оппозиция имеет шанс получить власть, только переиграв режим в его же игре. Притом побеждать необходимо в первом туре, потому что уличные протесты будут иметь успех только тогда, когда победа альтернативного кандидата и поражение авторитарного лидера будет очевидна для всего общества.

В 2000 году сербская оппозиция смогла объединиться вокруг единого кандидата – Воислава Коштуницы, который тогда был единственным политиком, имевшим шанс победить Милошевича. Одна из ведущих социологов Сербии Лиляна Бочавич вспоминала:

«Уже в 1997-м оппозиция могла выиграть, если бы объединились вокруг Коштуницы. Я тогда доказывала это своей подруге Весне Пешич (одному из лидеров либеральной сербской оппозиции). Она возмущалась, говоря, что это не стоит стараний, потому что Коштуница своими взглядами просто чудовище. Я говорила: «Согласна, но подумайте, имеете ли вы другой шанс для победы?» Тогда они отказались понять это. Они поняли это только через три года».

На президентских выборах сербские оппозиционные политики проявили невиданную ранее солидарность, создав реальное, а не номинальное объединение. Ради общей победы они забыли предыдущие разногласия, непримиримость во взглядах и перестали делить шкуру неубитого медведя. О сложности такого объединения говорил глава сербского НГО «Гражданские инициативы» Миленка Дорета:

«Коштуница для меня был персональной трагедией в том смысле, что он жил в одном районе Белграда со мной, и я был вынужден голосовать за его десять лет, не разделяя ни одной его идеи. Но, как гражданин, я должен был проявлять гражданскую зрелость и понимание ситуации».

Несмотря на фальсификации, победа сербской оппозиции в 2000 году была очевидна. Самое главное, что это звучало как правда и для самой оппозиции, и для общества, и для режима. Наиболее точно ситуацию охарактеризовал сам Коштуница:

«Мы уже выиграли выборы, и наша задача теперь – только подтвердить это».

Последовавшие далее протестные акции не были жестко подавлены силовыми структурами. В самой полиции царила атмосфера растерянности. Бывший начальник службы государственной безопасности Сербии Радомир Маркавич так описал тогдашние события:

«После выборов осознание того, что Коштуница победил, засело в головах полицейских. Набрал ли он 49, или 50 процентов, для них это не имело значения. Для них важно было то, что Коштуница набрал намного больше голосов, чем Милошевич. «Коштуница безусловно победил, – сказал мне один офицер, – я сам за него голосовал!» Полицейских смущал один вопрос – стоило ли им защищать этот процент или одну десятую процента

в пользу Милошевича».

По мнению Селицкого, у Беларуси были все шансы повторить сербский путь уже в 2001 году, но свобода была «отложена» из-за отсутствия единства в оппозиционных рядах и даже в штабе единого кандидата. Согласно данным независимых опросов, на всех проходивших в стране президентских выборах Лукашенко побеждал своих конкурентов с огромным отрывом. В такой ситуации фальсификации не меняли итогов, а лишь делали его победу более «элегантной».

Хотя «Адкладзеная свабода» первый раз была напечатана почти 10 лет назад – в 2003 году, она до сих пор не потеряла своей актуальности. До сих пор проблемы, которые в ней подняты, для белорусского общества и белорусских политиков остаются нерешенными. А в виду предстоящих парламентских выборов особенно советую прочитать эту книгу.

ЛУЧШАЯ ЦИТАТА КНИГИ

«Очень важно сдвинуть акцент с вопросов, которые интересуют политиков, на вопросы, которые интересуют людей. Важно убедить избирателей, что победа оппозиции – это также и их победа».



(координатор кампании Демократической оппозиции Сербии на выборах 2000 года Зоран Джинджич)