Серия блоговых записок под ярлыком «МАСТ РИД» посвящена описанию и критической оценке книг, которые автор с интеллектуальным голодом изучает. Автор будет выражать свое субъективное мнение по поводу содержания книг и их полезного эффекта.  Основная цель серии «МАСТ РИД» – заинтриговать или  наоборот сбить интерес у читателя к тому или иному произведению.

***

Вадим Можейко

Благодаря инициативе моего коллеги Антона Болточко, я также решил поделиться с вами впечатлениями о недавно прочитанном произведении. Это – книга Ларисы Бураковой «Почему у Грузии получилось».

Взяться за нее меня подтолкнуло несколько причин.

Во-первых, книга посвящена постсоциалистическим трансформациям – теме, давно меня интересующей, так как рано или поздно, но подобные трансформации будут проходить и в Беларуси. Во-вторых, я много слышал про Грузию как страну чуть ли не победившего либертарианства, однако реально знал про эту страну очень мало (война с Россией, дружба с США, жующий галстук Саакашвили). Наконец, в-третьих, особенно книгу захотелось прочитать после личного знакомства с Ларисой Бураковой на I Форуме либеральной молодежи стран «Восточного партнерства», который был организован «Либеральным клубом» в Минске в апреле 2011 года.

«Почему у Грузии получилось» – весьма увлекательный рассказ о новейшей истории Грузии. Это не скучный учебник, написанный сухим языком, с графиками и таблицами экономических данных (хотя и это в книге присутствует). Перед нами – исследование того, как постсоветствкая страна с огромной коррупцией и засильем чиновников может за 6 лет стать свободной и преуспевающей.

Когда речь заходит о либеральных и ультралиберальных реформах, частым аргументом их противников является «Такого нигде нет и не было; ваши идеи – пустое измышление, не подкрепленное реальностью». Однако ответом на эти слова и является Грузия, реформы которой, благодаря Ларисе Бураковой, хорошо и внятно проанализированы.

От некоторых фактов социалисты всех мастей и любители государственного контроля будут в шоке. В Министерстве экономического развития численность персонала сократилась в три раза, в тбилисской мэрии – с 2500 до 800 человек, в Минфине – с 5342 до 3673, в Министерстве по защите окружающей среды и охраны природных ресурсов – с 5000 до 1700. Летом 2004 года ГАИ была упразднена целиком (!). Во все государственные ведомства приходили принципиально новые люди. Чем они отличались от старых советских чиновников?

Во-первых, он знали, чем они должны заниматься, каковы их цели. До этого у чиновников не было понимания, зачем они вообще нужны. Так, к примеру, Департамент ценообразования существовал до 2004 года. хотя цены не регулировались еще с 1990-х. Вот что рассказывает об этом отец грузинских реформ, в разные годы – министр экономического развития и министр по координации реформ – Каха Бендукидзе:

«Когда я обнаружил эту чудовищную структуру министерства, начал разбираться отдельно с каждым агентством, службой, инспекцией. Спрашиваю у заместителя начальника инспекции по ценам, чем они занимаются. Он объясняет как-то невнятно. Тогда интересуюсь, сколько у них человек работает. Двадцать пять, говорит. Приведите их всех, прошу, ко мне. Сегодня же четверг, отвечает, никого нет, – все по деревням разъехались».



«Я собрал совещание из замминистров, объявил, что все должны написать документ, в котором будут сформулированы миссия министерства, будущие действия и так далее. В результате – полный ноль. Только единственное министерство написало – Министерство обороны. В рамках военной доктрины такие вещи институционализированы (сотрудничество с НАТО и другими организациями требует навыков написания стратегии). Тогда я просто … подчеркнул, что в первую очередь надо описать три самые крупные реформы, которые министерство собирается провести. … Некоторые очень хорошо написали, например Министерство культуры. Помню, министр даже говорил, что для них самих это было очень полезно, мы, говорит, никогда в таком ракурсе не думали, текучка заедала, а тут собрались, подумали и подготовили очень интересный документ. … Самым катастрофичным было положение Министерства сельского хозяйства. За год тренировки там написали четырнадцать разных версий документа. Для чего оно существует, само министерство не знало. Например, писали, что есть проблема отсутствия рынков сбыта, и при этом в целях указывали увеличение производительности. Это же бред! Если увеличивать производство, а рынков нет, – проблема усугубится».



Во-вторых, новые госслужащие стали не брать взяток. Звучит наивно и несерьезно,  однако независимые социологические исследования подтверждают правдивость плаката на грузинском КПП на границе с Турцией: «Грузия – страна, свободная от коррупции. Добро пожаловать в Грузию!». И чуть ниже: «Имейте в виду, что по законодательству Грузии дача взятки карается лишением свободы до 7 лет». Как обстояло дело до реформ? Например, глава парламентского комитета по процедурным вопросам и регламенту Хатуна Гогоришвили рассказала о своем эксперименте: машину, которая двигалась по 400-киллометровому маршруту Тбилиси-Батуми, не нарушая правил, гаишники останавливали через каждые три километра с одной только целью – получить мзду за проезд. Не удивительно, что в 2003 году Международный республиканский институт зафиксировал доверие населения к полиции на уровне 5%. Однако уже в 2010 этот показатель составил 84 процента! По результатам национального опроса Кавказского исследовательского центра, в 2007 году только 1% грузин сказали, что за последние 12 месяцев давали взятку (а в Азербайджане, например, этот показатель равен 20%). Боюсь даже предположить, каким бы он был в Беларуси или России…

Успешная борьба с коррупцией – лишь малая часть изменений, произошедших в Грузии. Из книги также можно немало узнать о том, как проводить приватизацию и либерализировать законодательство; реформировать даже такие «загосударствлённые» сферы, как энергетика и здравоохранение – и при этом не потерять поддержку народа: как подчеркивает Лариса Буракова, «в 2008 году правящая партия получила больше голосов избирателей, чем президент, что кроме всего прочего указывает на то, что граждане даже в большей степени поддерживают вектор развития страны в целом, нежели отдельную личность».

Думаю, эта книга в наибольшей степени актуальна именно для стран экс-СССР – как подробный анализ примера Грузии, доказывающей, что успешное проведение либеральных реформ возможно, и именно «здесь и сейчас».

ЛУЧШАЯ ЦИТАТА КНИГИ:

« – А вообще, что для экономики нужно?

– Хорошая судебная система, стабильные законы, – и всё будет хорошо»

(Из разговора президента Михаила Саакашвили и тогда еще просто российского бизнесмена Кахи Бендукидзе, в первый день их знакомства. На завтра после этого Бендукидзе был принят на работу в правительство Грузии)