Евгений Прейгерман

Тихая белорусская ночь с 29 на 30 июля совершенно неожиданно прервалась информационной молнией: состоялся телефонный разговор между президентами Украины и Беларуси, в котором Петр Порошенко попросил Александра Лукашенко предоставить площадку для переговоров заинтересованных сторон украинского кризиса. 

Вот дословное сообщение пресс-службы главы белорусского государства:

«Сегодня, 29 июля, по инициативе украинской стороны состоялся телефонный разговор Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко с Президентом Украины Петром Порошенко.


Главы государств обсудили ряд актуальных вопросов, представляющих взаимный интерес.


Президент Украины обратился к Главе белорусского государства с просьбой привлечь Республику Беларусь в качестве площадки для проведения переговоров с участием всех заинтересованных сторон по разрешению украинского кризиса. Александр Лукашенко согласился с данной инициативой».


Это сообщение, скажем прямо, вызвало удивление.

Мы помним, как несколько месяцев назад Александр Лукашенко, заявляя о своем отвращении к любым формам политического посредничества, все же делал прямые и косвенные попытки предложить Беларусь в качестве то ли посредника, то ли миротворца. Тогда из этого ничего не вышло. Прежде всего, по причине отсутствия заинтересованности со стороны Москвы. Ей посредничество Минска было ни к чему.

Что же поменялось сейчас? И поменялось ли вообще?

По состоянию на утро 30 июля никаких заявлений из России по поводу договоренности Порошенко-Лукашенко не поступило. Хотя в СМИ уже названа дата, когда в Минске состоится встреча трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на Донбассе.

В белорусскую столицу должны прибыть бывший президент Украины Леонид Кучма, посол России в Украине Михаил Зурабов и представитель ОБСЕ. Сообщается, что в повестку дня входят два вопроса: освобождение всех заложников и допуск международных экспертов к месту падения самолета «Малазийских авиалиний».

Повестка, как видно, не самая высокая. И в ней не ведется речи о посредничестве Беларуси – лишь о предоставлении площадки для переговоров по достаточно техническим вопросам, которые напрямую не влияют на перспективы разрешения конфликта. Так что сообщение пресс-службы белорусского президента, которая первой обнародовала информацию, пока выглядит несколько преувеличенным.

Да и предыдущая активность трехсторонней контактной группы не дает прямых оснований ожидать какого-то прорыва в Минске.

Тем не менее, сам факт просьбы Порошенко и согласия его белорусского коллеги примечательны. Для Беларуси и лично Александра Лукашенко это отличный шанс совершить своеобразный дипломатический прорыв. К слову, белорусские власти давно искали возможность выступить с посреднической миссией по какому-то важному для мировой политики вопросу. Одним из амбициозных примеров было предложение об организации в Беларуси встречи руководства православной и католической церквей.

В случае с достаточно скромной повесткой дня 31 июля о глобальном значении переговоров говорить не приходится. Да и, повторюсь, формально речь не идет о посредничестве Беларуси. Но, зная белорусского президента, можно предполагать, что он попытается акцентировать свою собственную роль в этих переговорах и тем самым добиться максимум имиджевых бонусов.

И при наличии хоть каких-то успехов это может иметь серьезное значение для официального Минска. В том числе в его отношениях в ЕС и Западом в целом.

На фоне медленного и сложного процесса нормализации отношений после нескольких лет дипломатической эскалации (конец 2010 г. – конец 2012 г.) даже скромный успех переговоров в Минске и способность Лукашенко продемонстрировать свое какое-то влияние могут существенно улучшить региональные позиции Беларуси. По крайней мере, повысить к ней интерес.

Будем наблюдать. Это, как минимум, интересно.