Дмитрий Шилов

Молчаливые акции, подхватившие эстафету Твиттер-революций на Ближнем Востоке и организованные через социальную сеть «Вконтакте», вызвали неоднозначную реакцию аналитиков и обывателей. Согласиться можно и со сторонниками, и с критиками массовых флэшмобов по средам.

Критики молчаливых акций справедливо отмечают неспособность организаторов сформулировать четкую стратегию, без которой сложно представить увеличение количества участников акций. Достижение критической массы участников, которой пытались добиться организаторы, чтобы перейти к более серьезным действиям, выглядит все более иллюзорно. Ведь на смену разнарядке на вежливое отношение к гражданам со стороны милиции во время первых акций пришел беспредел людей в штатском, хватающих участников акций, утаскивающих их в микроавтобусы без номеров и увозящих их в неизвестном направлении.

Несмотря на топорность и абсолютную беззаконность таких действий задержания, штрафы и аресты, похоже, эффективно сдержали увеличение от акции к акции числа выходящих на улицу сетевых революционеров. Помимо всего прочего, критики молчаливых акций отмечают недостаточное вовлечение работников государственных предприятий, которые не являются такими же активными Интернет-пользователями, как так называемый креативный класс, составивший костяк участников молчаливых акций.

Подводить итоги Интернет-революции в белорусских реалиях пока еще рано, но уже сейчас можно отметить несколько позитивных тенденций. Впервые за полгода, прошедших с драматичных событий Площади, люди вышли на улицу, переборов страх. Вышедшие на акции РЧСС – это в большинстве своем новые люди: если раньше в уличных акциях принимали участие в основном сторонники структурной оппозиции, то на молчаливые акции вышли в том числе и люди ранее очень далекие от политики. Кроме того, возможно впервые была использована одна из наиболее ценных особенностей социальных сетей: возможность обычного человека высказываться, выдвигать и отстаивать свои идеи, участвовать в выработке плана действий, что разительно отличается от закрытого от посторонних глаз планирования акций структурной оппозиции.

На мой взгляд, именно понимание того, что обычный человек может влиять на процессы, происходящие в стране, является одним из кирпичиков для создания полноценного гражданского общества. Акция «Стоп-бензин», также организованная через сеть Интернет и вызвавшая моментальную реакцию президента в виде понижения розничных цен на топливо, является лучшим подтверждением эффективности гражданского протеста по защите своих прав. И чем быстрее люди поймут, что они могут и должны влиять на происходящее в стране, защищать свои права, тем быстрее Беларусь придет к полноценному гражданскому обществу.