Недослышанное послание

Евгений Прейгерман

И все-таки Беларусь в изоляции. Технической. Стоит оказаться за границей во время ежегодного послания президента, как главный голос из Минска становится прерывистым и зависающим.

Всегда смотрю обращения А. Лукашенко к народу и парламенту с особым наслаждением. Для меня это действо практически уровня моего любимого мюзикла «Wicked» в лондонском Apollo Victoria Theatre. Даже несмотря на то, что в целом знаешь заранее, как и что будет сказано, кто и в чем будет обвинен, какие элементарно простые объяснения будут даны самым сложным явлениям. Но все равно хочется смотреть еще и еще, смаковать каждую фразу и гримасу.

В этот раз послание А. Лукашенко совпало для меня с участием в конференции в Оксфорде. Вопреки всем соблазнам насладиться прекрасным английским утром под лучами нежного британского солнца, я даже не подумал променять возможность «упиться» очередным ежегодным посланием с помощью онлайн трансляции на портале TUT.by. К сожалению, трансляция на моем компьютере постоянно прерывалась и зависала. Из-за этого я, вероятно, упустил некоторые важные моменты. Поэтому целостный контент-анализ делать пока не берусь. Но одну тему хочется прокомментировать.

Различным ассоциациям политических наук и международных отношений ужо давно пора бы наградить белорусское правительство и в первую очередь, разумеется, Александра Лукашенко каким-нибудь особенно ценным призом за огромный вклад в развитие теории международных отношений и внешней политики в Восточной Европе. Как только за последние 15 лет ни концептуализировали нашу внешнюю политику. И многовекторная, и на «одном/многих крыльях», и ориентированная на «дальнюю/ближнюю дугу союзников и партнеров» … Справедливости ради, стоит заметить, что некоторые из этих определений также активно используются другими руководителями стран на постсоветском пространстве.

Однако во время послания-2011 была предложена совершенно новая и уникальная концепция: «предприимчивая внешняя политика». Уже представляю десятки исследователей из ведущих университетов мира, ломающих голову над тем, что значит это новое теоретическое понятие. Это же сколько докторских диссертаций можно защитить!

Так что же это за такая «предприимчивая внешняя политика»? И несет ли это понятие какой-то новый для Беларуси смысл? Думаю, что это всего лишь более искреннее описание существующей уже 17 лет внешнеполитической ментальности официального Минска. Ну и, конечно же, дань объявленному Году предприимчивости: раз уж ГАИ отчитывается о том, как оно повышает предприимчивость своих сотрудников, то нужно и на дипломатическом фронте что-то подпредприимчивать.

Для того, чтобы понять, что именно А. Лукашенко подразумевает под «предприимчивой внешней политикой», нужно помнить, какой смысл он традиционно вкладывает в слово «предприниматель». Если отбросить наиболее радикальные интерпретации («вшивые блохи» во времена процветания белорусского «экономического чуда» и «спасатели экономики» в нынешние тяжелые времена, когда это самое «чудо» окончательно загнулось), то остается нечто вроде мешочники-торгаши. Иными словами, для А. Лукашенко это люди, которые путем незамысловатых операций (купил-продал) делают легкие деньги. И здесь нет ни стратегического планирования, ни ценностей, ни этических норм. Мешочников-торгашей не интересуют вопросы имиджа, выстраивания доверительных долгосрочных отношений с партнерами, создания своего устойчивого бренда. Их интересуют только деньги, которые можно получить здесь и сейчас. И для этого любые средства хороши.

К сожалению, именно в таком ключе и развивается белорусская внешняя политика на протяжение последних 17 лет. Поэтому ничего нового. Но для диверсификации лексикона очень даже неплохо.

В целом, «предприимчивая внешняя политика» полностью вписывается в продвигаемую мною полушуточную концепцию «геополитической шизофрении». Общий смысл в том, что мы видим нашу геополитическую реальность исключительно в черно-белом свете. Нам кажется, что за наши души постоянно и бескомпромиссно борются две противоположности (Восток и Запад, православие и католицизм, коммунизм и капитализм, Россия и ЕС и т.д.). Обе эти противоположности нам близки и одновременно чужды. Но мы уверены, что эти противоположности нас «хотят». А значит, можно собой торговать. При том совершенно не нужно наводить какой-то марофет, чтобы повышать свою товарную ценность в глазах потенциальных покупателей. Они же нас «хотят» такими, какие мы есть. И незачем нам нести какие-то издержки для собственного развития. Аргументы в стиле «геополитической шизофрении» активно используют политические элиты и контрэлиты. А простые белорусы с радостью эти аргументы принимают.

И вот тут ключевой вопрос: где же та предприимчивость и те политические предприниматели, которые смогут излечить эту шизу?