Антон Болточко


Опубликовано в “Народной газете”


Проблема точного определения, кто такие тунеядцы, еще в прошлом году затормозила процесс претворения в жизнь задумки наказывать часть общества, которая избегает работать на общее благо. Ныне к этой теме вернулись, но на вопрос так и не ответили. 


Сегодня в категорию тунеядцев нередко зачисляют не только асоциальных элементов общества (бомжей и т. д.), но и граждан, которые скрывают свои доходы от государства и не платят налоги. Такая помесь двух совершенно разных проблем непозволительна, так как причины возникновения двух этих явлений разные и соответственно решать их надо по-разному. Увеличение количества бездомных и безработных — результат проблем с развитием экономики и падением уровня благосостояния. Увеличение же теневой экономики, которая выражена в сокрытии доходов частью населения, обычно следует за усложнением процесса ведения хозяйственной деятельности. Решить обе проблемы предлагаемым на сегодняшний день способом — административными методами заставлять работать “тунеядцев” — не получится.


Во-первых, потому что направление асоциальных элементов на работу не изменит их сущности и они не начнут в одночасье работать и, самое главное, — зарабатывать. Скорее всего, они будут просто просиживать время на рабочем месте и получать “зряплату”, отчего экономика страны вряд ли получит положительный эффект. Недавно было озвучено: из-за несовершенства кадровой работы сельское хозяйство несет огромные потери, только за 2013 год они оцениваются в 14 трлн рублей. Если масштабировать данную проблему на все сферы, то потери могут исчисляться сотнями триллионов рублей. А если в нагрузку существующей ситуации прибавить “тунеядцев”, экономика и вовсе может потерять свои последние конкурентные преимущества. С асоциальной группой населения необходимо работать не методом кнута, а создавать новые рабочие места, открывать курсы для переобучения безработных. Это можно делать не только за счет средств бюджета, но и на основе частной и общественной инициативы.


Во-вторых, действия другой категории “тунеядцев” — тех, кто скрывает свои доходы, — уже классифицируются в Уголовном кодексе как уклонение от уплаты налогов. Поэтому введение наказания с предлагаемой МВД формулировкой (“тунеядец — это умышленно уклоняющийся от участия в финансировании государственных расходов путем неуплаты налогов, пошлин и иных платежей”) может привести к путанице и усложнению административного процесса.


В целом граждане любой страны вправе самостоятельно выбирать, чем им заниматься. Неприкосновенность частной жизни должна быть главным принципом осуществления государством своей политики. Если гражданин не нарушает никаких законов, то он не опасен для общества. И если он не работает, то это его законное право, которого лишить его никто не может. А упреки в том, что он пользуется общественными благами (медицина, образование и т. п.), не оплачивая их, не соответствуют действительности. Ведь все граждане, проживающие в стране, — работающие и неработающие официально — все равно платят налоги, когда покупают в магазине хлеб, молоко, колбасу. В цене любого товара уже заложен налог на добавленную стоимость, а также, по отдельным категориям продукции, акциз, которые и формируют 49,3% нашего консолидированного бюджета. Таким образом, даже “тунеядец” незаметно для всех становится участником процесса повышения общего благосостояния.


Могу предположить, что введение наказания за “тунеядство” повлечет за собой увеличение количества фиктивной трудовой занятости на предприятиях, повышение уровня официальной безработицы. Так “тунеядцы” с неофициальным доходом будут скрывать свой статус, чтобы их не настигло наказание. Асоциальные же элементы до последнего не будут знать о существовании наказания за их образ жизни, пока к ним не придут работники соответствующих органов. Однако это никак не улучшит качество отечественной продукции, не остановит рост цен в магазинах, не увеличит производительность труда, пенсию и заработную плату. То есть не сделает всего того, за что должны ратовать законодатели для повышения качества жизни в стране.