Евгений Прейгерман

Подготовлено для «Народной газеты»

Еще полтора года назад вопрос о том, какой принцип комплектования вооруженных сил более целесообразен для Беларуси – контрактный или по всеобщему воинскому призыву – выглядел проще. Отсутствие полномасштабных войн и опыт других государств давали мощные аргументы сторонникам контрактной армии. Сейчас же, когда война вспыхнула буквально у нашего порога, многим эти аргументы могут показаться менее убедительными. 

Хотя вдумчивое, а не эмоциональное, изучение вопроса все же приводит к выводу о том, что профессиональная армия для Беларуси все равно имеет неоспоримые преимущества. Правда, все же сделаю оговорку: с учетом непредсказуемости будущего международных отношений в нашей части мира необходимо продумать и гибкие факультативные программы обучения населения жизни в условиях чрезвычайных и военных ситуаций.

Однако существующая система армейского призыва в любом случае не отвечает требованиям сегодняшнего дня. Обороноспособность страны должна лежать на плечах профессионалов. Времена массовых сражений на поле боя давно ушли в историю, и в эпоху современных технологий безопасность обеспечивается не количеством, а качеством: уровнем технического оснащения и профессиональной подготовкой личного состава.

Как показывают последние события, профессиональные вооруженные силы куда успешнее справляются и с так называемыми «гибридными вызовами», то есть неконвенциональными, нетипичными угрозами национальной безопасности.

Вооруженные силы Беларуси сегодня где-то на 60% уже состоят из контрактников (с учетом гражданских лиц, занятых в военной сфере). Однако в свете современных угроз этот процент необходимо и дальше увеличивать. Показательно, что и Россия в последнее время ежегодно наращивала число профессионалов-контрактников в своей армии примерно на 60 тыс. человек.

Не раз слышал от сторонников армии всеобщего призыва (в том числе и высокопоставленных военных Минобороны) такой контраргумент: мол, самая мощная армия мира – израильская – комплектуется на основе срочной службы, и нам следует брать с нее пример. Такие параллели выглядят, мягко говоря, странно.

Во-первых, Беларусь все-таки не Израиль: уровень угроз национальной безопасности у нас, слава Богу, в любом случае отличается от ближневосточного. Во-вторых, если и учиться у израильской армии, то как раз способам обучения всего населения, а не только военнообязанных мужского пола, к жизни в условиях военных вызовов. Но и при этом, дабы военщина не захлестывала общество, необходимо помнить: наша ситуация национальной безопасности кардинально отличается от израильской.

Еще более убедительно в пользу профессиональной армии говорит демографическая ситуация в Беларуси. По данным нашего Генштаба, с 2006 по 2011 годы число граждан, первоначально принятых на воинский учет, сократилось почти на 30%: с 70,5 тыс. до 51 тыс.

При этом в Беларуси сокращается и рождаемость мальчиков. Начиная с 1990 года, наблюдается беспрерывная нисходящая тенденция. В 1990 году (призыв 2008 года) родились почти 80 тыс. мальчиков, а к 2001 году (призыв 2019 года) число новорожденных мужского пола снизилось до 47 тыс.

При таких объективных демографических показателях, как говорится, сама жизнь подталкивает к поиску новых форм комплектования вооруженных сил, в основе которых – профессиональный контракт.

Нельзя обойти стороной и морально-этический аргумент. Будем откровенны: мало кто сегодня хочет служить по призыву или отправлять на такую службу свое чадо. В результате у многих неизбежно возникает желание «откосить» и «отмазать». Притом для этого могут быть использованы разные способы.

Коррупция в белорусских призывных пунктах, к счастью, несопоставима с российскими или украинскими. Хотя и мы время от времени слышим истории о том, как кто-то с помощью блата или взятки уходил от необходимости служить. Но есть и куда более простой способ избежать срочной службы – поступить в вуз. И даже если молодой человек не проходит по конкурсу на бесплатное обучение, но у родителей есть деньги, то проблема легко решается. Заплатив за образование своего чада, они убивают сразу двух зайцев: обеспечивают отсрочку от армии (которую потом можно различными способами продлевать) и добывают для ребенка образовательные «корочки».

Проблема возникает тогда, когда у родителей призывника нет денег на то, чтобы отправить его на учебу или дать взятку. Вот в этом и проявляется военная несправедливость. Получается, что армия по призыву вызывает в обществе дискриминацию по имущественному признаку. Служат те, кто, говоря простым языком, не могут откупиться. Или те, кто действительно этого хотят.

В результате подрывается сама идея всеобщей воинской повинности: подготовить всех военнообязанных по одной из армейских специальностей. По данным Генштаба, среди призывников 1984 года рождения свою воинскую обязанность исполнили лишь 39%!