Опубликовано на сайте «СБ. Беларусь сегодня»

В последнее время по нашему континенту прокатилась целая серия массовых политических акций, в которых на первый план вышло взаимодействие силовых структур с их участниками. Это и демонстрация в Риме, проходившая параллельно с праздничными мероприятиями по поводу 60-летия Европейского союза. И протесты под антикоррупционными лозунгами во многих городах России. И уличные акции, приуроченные ко Дню воли, в нашей стране. 

Обращает на себя внимание, что почти во всех этих случаях для предотвращения неконтролируемых последствий были использованы правоохранительные органы. Это во многом и понятно: их ведь не зря называют “силовиками”, функция которых как раз и заключается в том, чтобы применять силу для обеспечения безопасности в обществе. Нередко без силового компонента в противодействии нарушениям в ходе массовых мероприятий просто не обойтись.

Однако любые протесты и уличные акции, независимо от их конкретного повода и содержания, всегда являются частью более широкого общественного процесса. Ход и результаты отдельно взятой акции неизбежно сказываются на социальной атмосфере и отношениях того или иного государства с внешним миром. Нравится нам подобная взаимосвязь часто, на самом деле, не связанных явлений или нет, но такова данность бытия государства в современном мире. Иначе при сегодняшнем уровне развития информационного пространства быть и не может. Поэтому нет смысла на это жаловаться или обижаться — необходимо учиться быть максимально эффективными в тех условиях, которые существуют.

И главный вывод, который из этого следует, заключается в том, что один лишь силовой компонент в работе с уличными акциями как минимум недостаточен в современном мире. Как же тогда органам власти следует реагировать на массовые акции? Вернее, как с такими акциями работать?

С максимальной гибкостью и нетривиально! С использованием технологических наработок из области маркетинга и коммуникаций. Если хотите, с применением политтехнологий. Этот термин часто имеет негативную коннотацию, особенно на постсоветском пространстве. Да и звучит он как-то непонятно для обывательского слуха. Но на самом деле подразумевает достаточно простые и проверенные на практике алгоритмы действий.

Центральное место в политтехнологической работе занимают СМИ, от которых требуются современные, ненавязчивые и интересные формы подачи информации. Ключевой вопрос — целевая аудитория. Важно не просто определить категорию людей, мнение которых наиболее важно, но и достаточно хорошо знать ее приоритеты и “картину мира”. Если эта аудитория внутри страны, то какие аргументы и акценты для нее звучат наиболее убедительно? Если за границей, то на каком языке и с учетом каких ментальных особенностей аргументы следует формулировать? Если же важных аудиторий несколько, то как совместить или, наоборот, диверсифицировать стратегию донесения до них информации, чтобы не затронуть “болевых точек”? При игнорировании этих очевидных правил никакого результата политтехнологии не дадут. А вот при соблюдении результаты могут приятно удивить.

Еще один важнейший фактор — скорость распространения информации. При современных технических возможностях поток новостей просто нельзя остановить, даже если пытаться теми или иными способами блокировать передачу или прием данных. Почти все ретранслируется в СМИ и социальных сетях в режиме реального времени. Поэтому побеждает в такой информационной конкуренции тот, кто быстрее реагирует, чьи фото и видео первыми заполняют новостные ленты. Достаточно нескольких фото, где милиция применяет силу против демонстрантов, чтобы международное общественное мнение, не ожидая никаких дополнительных разъяснений, заняло сторону слабых. Со всеми вытекающими в конкретном случае последствиями.

Вывод: политтехнологический подход должен заключаться в том, чтобы не давать повода для таких фото и одновременно опережать оппонентов в заполнении информационного пространства контентом. Наконец, самое главное в любой политтехнологии — это возможность предотвращать нежелательные сценарии развития событий. В том числе и путем широкого задействования элементов гражданского общества — общественных объединений, деловых и профессиональных союзов. А также мониторинговых и социологических структур. То есть бороться не с последствиями уже возникших проблем, а элегантно направлять события в нужное русло. Вот в этом  и заключается настоящая сила в современном мире технологий и глобализации.