Антон Болточко

Опубликовано в “Народной газете”


В общем объеме инвестиций в основной капитал почти 80% у нас являются государственными (бюджетные средства, льготные кредиты государственных банков, средства госпредприятий). Отдача от них за последние 10 лет снизилась в 40 раз: несмотря на возрастающий объем направляемых в экономику средств, прирост ВВП замедлился до уровня чуть выше 1%. Такое развитие событий было предсказуемо и является следствием нескольких факторов. 


Сильный промышленный сектор, который достался нам после развала СССР, позволил экономике страны расти в 1990-е годы, даже несмотря на проблемы в соседних странах.


В дальнейшем фактор советского наследия стал оказывать меньшее влияние, поэтому на первый план вышли инвестиции в рамках различных госпрограмм. Это обеспечило прирост валовых показателей в целом по экономике за счет накопления капитала, но при этом показатели эффективности работы отдельных секторов ухудшались. Экономика росла только за счет закупки нового оборудования и строительства промышленных зданий, вклад в прирост выпуска производительности труда снижался и в последнее время достиг десятой доли процента. Другими словами, экстенсивные источники роста были исчерпаны, а интенсивные в рамках сложившейся системы управления дают незначительный эффект.


Вина в этом практически полностью лежит на форме директивного распределения финансовых средств, которая чаще направлена на поддержание убыточных, низкоэффективных предприятий, чем на формирование и укрепление потенциала уже успешных производств. Это приводит к провалу инвестиционных программ по примеру той же деревообработки, а в целом по экономике — к неэффективному использованию государственных средств. Так, за последние семь лет объем инвестиций в экономику страны составил 31,5 млрд долларов, а возврат в виде прироста добавленной стоимости — всего 19,2 млрд.


Учитывая, что проблема лежит в плоскости качества распределения и использования финансовых ресурсов, решить ее можно несколькими способами. Самый явный из них — несмотря на низкую отдачу от вложенных средств, просто увеличить их объемы. Когда ресурсы ограничены, тогда стоимость ошибки при инвестировании велика. Когда же объем распределяемых средств больше, тогда и вероятность успеха по одному из проектов, который окупит все вложения, выше. Хотя для нас такая стратегия опасна, так как внутренних ресурсов не так уж много, а внешние приводят к увеличению госдолга и нарушают принцип национальной экономической безопасности.


Есть вариант — обратиться к опыту тех стран, где инвестиции направляются так называемым частно-государственным корпорациям. В первом случае государство становится по сути главным инвестором и предприятие находится под его полным контролем, у частных инвесторов есть возможность присоединиться со своим капиталом, но не более того. По такой схеме успешно работает, например, Сельскохозяйственный банк КНР. Вторая модель — малого инвестора. Государство владеет небольшой частью акций предприятия, а все управление осуществляют менеджеры, подвластные общему совету директоров. При такой модели государство также может участвовать в развитии предприятия через предоставление кредитов, субсидий и так далее.


Названные модели показали свою эффективность в отдельных странах, в частности, в Китае с его гибридной системой экономического развития. Но мы к полученному в КНР эффекту можем разве что только приблизиться: если Китай строил свою экономическую модель на рыночных отношениях, дополняя ее социальными обязательствами, то у нас гибридная модель полагается на старые советские идеи управления экономикой с пока еще незначительной рыночной надстройкой.


Поэтому одним из наиболее удачных решений проблемы эффективности государственных инвестиций является сокращение количества секторов, которые финансируются за счет государства. Финансовые ресурсы должны распределяться самим рынком. Для этого необходимо сократить количество госпрограмм с одновременным снижением налоговой нагрузки на реальный сектор, что повысит объем свободных средств у предприятий и позволит им использовать их по своему усмотрению. При устойчивой макроэкономической обстановке в стране эти средства, вероятнее всего, превратятся в инвестиции и будущий рост.