Евгений Прейгерман

22-24 октября в Сочи состоялась 11-ая ежегодная встреча Дискуссионного клуба «Валдай». Это один из наиболее интересных и авторитетных международных форумов, которые регулярно организуются в России. 

И, кстати, несмотря на распространенную критику, «Валдай» дает российским властям и экспертному сообществу дополнительную хорошую возможность поддерживать содержательную коммуникацию с остальным миром по актуальным международным темам. Этому нам в Беларуси стоило бы поучиться. И чем быстрее, тем лучше.

Тема «Валдая-2014» звучала так: «Мировой порядок: новые правила или игра без правил». Достаточно ожидаемо на фоне происходящих в Европе и мире событий. Но все же весьма интригующе…

К слову, накануне заседания клуба Российский совет по международным делам подготовил специальный программный доклад, в котором очертил общие исследовательские и дискуссионные рамки этой темы с точки зрения околоофициального дискурса в России.

С особой интригой на «Валдае» ожидалось, конечно же, выступление перед участниками встречи Владимира Путина. Оно проходило 24 октября в рамках последней сессии заседания клуба и должно было подвести жирную черту под всем мероприятием.

Доминировала в выступлении российского президента, разумеется, украинская тематика. Между делом Путин умело «вплетал» и другие актуальные для мирового сообщества сюжеты, проводил параллели с прошлыми и нынешними кейсами в международных отношениях.

При этом главные посылы главы Кремля сводились к объяснению причин и мотиваций действий России в мировой и региональной политике. Он то возвращался к давним спорам о том, кто и что обещал России в последние мгновения «холодной войны» и в первые годы однополярного мира. То привычно сравнивал нынешние события в Украине с событиями в Косово. То говорил об общей разбалансировке системы международных отношений. И прямо называл главного, по его мнению, виновника всех этих бед – США.

В этом смысле выступление Путина во многом напоминало его же знаменитую речь на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности в 2007 г. Так что ничего качественно нового Владимир Путин в этот раз не сказал, чем, наверное, слегка огорчил участников заседания.

Да и сами участники не особенно подталкивали президента России к каким-то новым мыслям. В выступлениях бывшего премьера Франции Доминика де Вильпена и экс-канцлера Австрии Вольфгана Шюсселя, которым дали слово сразу после Путина, звучала озабоченность состоянием дел в Украине, а также попытки объяснить истоки некоторых международных проблем и даже критические оценки действий США. Однако более инновационных тезисов они не выдвигали.

А вопросы остальных участников также достаточно традиционно разделились на три типа. Кто-то очень хотел узнать из первых уст какие-нибудь эксклюзивные подробности принятия решений, например, по Крыму. Кто-то пытался задать Путину неудобный вопрос, чтобы обозначить свою оппозицию аргументам российского президента. А кто-то как бы примерял на себя миссию очередного посредника между Россией и Западом и потому осторожно акцентировал какие-то принципиальные позиции сторон с надеждой достучаться до желания компромиссов.

В общем все весьма привычно, хотя и на таком волнительном и даже чрезвычайном фоне. Единственное, что совсем уж бросается в глаза (и уши) после просмотра трехчасового общения Путина с участниками заседания, так это фактически небытие евразийской интеграции.

Лишь сам Путин в своем длинном вступительном слове мимоходом вспомнил об этом явлении. Для остальных же участников такой темы не существовало. Они предпочли, например, в десятый раз спросить Владимира Владимировича о его интерпретации событий в Крыму (и даже в ходе встречи сделали это несколько раз), но о больших евразийских планах как-то забыли. И это, наверное, показательно. Как-никак уже через два месяца мы заживем в большом Евразийском экономическом союзе…