Вадим Можейко


Опубликовано в «Народной газете»


День Октябрьской революции — официальный праздник в нашей стране. Но во многих других странах, где когда-либо отмечали 7 ноября, уже переосмыслили значение этого события. Даже в России с 2005 года отмечают только День народного единства 4 ноября. На мой взгляд, пора и нам задуматься над социально-политическими последствиями той революции, которые были как минимум неоднозначны. 


Конечно, было бы несправедливо изображать советское прошлое Беларуси сугубо в черных красках. Ведь именно в рамках БССР сформировалась наша государственность в ее нынешнем виде, на этой территории и в независимом статусе (а не как часть Российской империи или Речи Посполитой). У нас появились крупные промышленные производства и так далее. Однако в каких условиях и какой ценой проходили такие преобразования?


Что касается нашей государственности — пожалуй, главного наследия времен СССР, — то заслуга советских властей в ее формировании не выглядит исключительной. Процессы национального строительства на осколках Российской империи зарождались повсеместно, в нашем случае — в виде попыток создания Белорусской Народной Республики. Да, она не смогла стать полноценным государством в условиях немецкой оккупации, однако никак нельзя сказать, что именно прибытие советского бронепоезда стало импульсом белорусской независимости.


И не похоже, что независимая Беларусь вообще имела какое-то принципиальное значение для советского руководства. Большевики прекрасно видели нас и в составе ЛитБелССР. А также согласились вовсе разделить Беларусь ради прекращения советско-польской войны и по Рижскому мирному договору уступить Польше территорию Западной Белоруссии. И хотя возвращение этих земель в состав БССР в 1939 году проходило под лозунгами воссоединения белорусского народа, обусловлено оно было разделением зон влияния СССР и Третьего рейха согласно Секретному дополнительному протоколу к пакту Молотова — Риббентропа.


Таким образом, тезис о том, что именно Октябрьской революции нам следует быть благодарными за государственность Беларуси, выглядит дискуссионно. Хотя история и не терпит сослагательного наклонения, однако сложись интересы большевиков чуть по-другому в 1921 или 1939 годах — и Беларусь запросто могла бы государственности лишиться. С другой стороны, наша государственность могла бы сформироваться и сама по себе, независимо от СССР, если бы не приход к власти большевиков в ходе Октябрьской революции.


Промышленное наследие БССР тоже никак нельзя назвать особой заслугой Октябрьской революции и большевиков. Индустриализация проходила в ХХ веке повсеместно и является, скорее, завоеванием эпохи, нежели конкретного политического режима. Тем более нельзя забывать об издержках советской индустриализации. А проходила она вместе со сталинскими репрессиями. Пожалуй, даже самые горячие сторонники Советского Союза вынуждены будут согласиться, что это страшная страница нашего прошлого. Сегодня символом этих репрессий у нас являются Куропаты — лесное урочище на северо-востоке Минска, где покоятся останки жертв незаконных политических репрессий. Точное количество жертв в Куропатах и до сих пор не известно.


Безусловно, советская эпоха, весь прошлый век не должен восприниматься в черных красках. Тем более в контексте Победы советского  народа в войне против нацизма.