Антон Болточко


Опубликовано на Onliner.by

Белорусы не доверяют финансовым аналитикам, потому что в нашей стране еще не сформирована культура потребления такого рода услуг. И связано это не только с поведением потребителя, но и с развитием самого рынка. Для появления спроса и, соответственно, формирования культуры потребления услуг аналитиков необходим рынок, который в Беларуси находится в зачаточном состоянии. Не так давно — в феврале 2014 года — были опубликованы результаты социологического опроса, проведенного Институтом социологии Национальной академии наук, которые подтверждают этот факт. 


В ходе исследования белорусам задали вопрос: какими финансовыми услугами они пользуются? Из предложенного списка на первых местах по популярности оказалось то, что сложно назвать финансовыми услугами в классическом понимании: оплата коммунальных платежей (83,7% опрошенных), обмен валют (59,1%) и платежи через платежные терминалы (48,2%). Только 20,5% пользуются одним из самых простых и доступных способов именно инвестирования средств — банковский вклад/депозит. Такой актив, как акции, популярен среди 3,1% опрошенных, что, учитывая размер ошибки выборки в 5%, находится на уровне статистической погрешности.


Можно предположить, что закрытый вопрос с «непонятными» вариантами ответа мог немного исказить реальную картину действительности. Но при исследовании модели управления неистраченными доходами домохозяйств Беларуси была подтверждена низкая популярность вложений в ценные бумаги (акции, облигации): всего 1,6% респондентов направляют свои средства на их покупку. Наиболее популярные способы «инвестировать» деньги: оставлять в наличной форме (51,8%) и тратить на потребительские товары (48,8%). Несут деньги на депозиты 15,6% участников опроса.


Способны ли белорусы сформировать спрос для рынка финансовых услуг?


Есть два расхожих мнения на этот счет. Первое: деньги у народа есть, но сферы инвестирования ограничены. И второе: наш народ слишком беден, чтобы еще куда-то инвестировать свои средства. Оба утверждения частично верны. Судя по данным Нацбанка, именно физические лица формируют 66,4% от всего объема депозитов в иностранной валюте. Однако средняя норма сбережения по стране многие годы была на низком уровне (не более 3%), и хотя она за период с конца 2012 по 2014 годы серьезно выросла (до 10%), то это только из-за временного явления в виде высоких процентных ставок на депозитном рынке и раздутой заработной платы. Поэтому сделать бесспорный вывод о том, что все население в Беларуси богатое и у него есть средства для развития рынка финансовых услуг, нельзя. Какая-то часть общества определенно обладает достаточным капиталом, и для нее некоторые банки нашей страны создают новые инструменты инвестирования, например фонды банковского управления. Но их распространение ограничено стоимостью «входного билета».


Антон Болточко


Хотелось бы сменить фокус и посмотреть на само отношение белорусов к финансовым аналитикам на нашем ограниченном рынке. Во всем цивилизованном мире финансовый аналитик — это профессия, а у нас чаще всего шарлатан и спекулянт (с негативным окрасом). Многие считают, что такие люди больше обманывают, чем помогают. Возможно, из-за этого только 6% белорусов обращаются за помощью к финансовым консультантам и всего 14,5% читают аналитические материалы, публикуемые в СМИ, при выборе финансового учреждения для получения финансовой услуги. В основном советы о финансовых услугах белорусы получают от знакомых и друзей (42,1%) и из интернета (30%).


Отчасти это можно объяснить идейным наследием. Не так давно считалось, что идея или совет одного человека не может стоить дороже, чем изготовленная деталь на заводе, над которой трудились пять рабочих в течение 30 нормо-часов. Практически эту причину можно свести к понимаю таких экономических категорий, как «ценность» и «стоимость», но мы этого не будем делать, а просто кратко резюмируем: не понимая ценность услуг финансовых аналитиков, мы горазды их песочить.


Вдобавок к этому белорусы не раз становились участниками разного рода финансовых пирамид. По своему желанию и от безысходности. В 1990-е годы МММ обанкротила не одного человека, а, например, знаменитые сберегательные книжки до сих пор хранят обесцененные деньги. Поэтому сам факт недоверия есть результат полученного опыта.


При этом надо понимать, что финансовые организации, как и профессиональные аналитики, конечно же, могут обманывать своих клиентов, но и в магазине, при покупке молока, вас также могут обмануть. Поэтому важно быть осведомленным хотя бы в том, как выглядит это самое молоко. Аналогично и в вопросе финансов: не хочешь, чтобы тебя «надули», — повышай свою финансовую грамотность. Либо обращайся к знающим людям, а не к соседу по лестничной площадке.