Антон Болточко

В Беларуси все чаще из уст государственных служащих можно услышать словосочетание «структурные реформы». Об этом неизведанном для страны понятии говорят и министры, и президент; в кулуарах, и с трибуны. Похожая ситуация была со словом «либерализация», которое стало популярным среди официальных лиц в 2009-2010 годах на фоне старта кредитной программы с МВФ. 

С одной стороны, приятно осознавать, что в Беларуси набирают обороты разговоры о реформах в экономике. С другой – отдельные понятия, которые характерны для процесса реформирования, приобретают свой, белорусский оттенок. Отечественные чиновники, исследователи и все те, кто развивает тему реформ в стране, стараются наполнить ставшие уже классическими понятия иным смыслом. Или придумать свои термины для изведанных процессов.

Изменение смысла классических понятий ни в коем разе нельзя оправдывать. Это может привести к серьезным противоречиям как на уровне научной дискуссии, так и на уровне принятия государственных решений.

По этому поводу еще в 1977 году высказался Луис М. Спадаро в предисловии к книге «Либерализм»: «…что, я полагаю, является настоящей трагедией в интеллектуальной истории: подмена термина «либерализм». Отмеченная проблема не является только терминологической; ее нельзя отмести как простой пример общей деградации языка - так называемой энтропии слов, - когда прежние особенности смысла и тональности со временем теряются. Здесь мы имеем больше чем девальвацию термина, каким бы важным он ни был. Перед нами сущностный вопрос огромного практического и интеллектуального значения». Автор пишет о термине «либерализм», но трагедия подмены понятий на сегодняшний день широко распространенное явление.

Главное красиво упаковать

Что касается сознательного подбора иных названий для известных понятий, то в условиях Беларуси эти действия в определенном смысле можно оправдать. В связи с историческим наследием мы часто боимся или сторонимся классических терминов. Например, «либеральные реформы» в Беларуси могут приобретать негативный оттенок на фоне исторических процессов, которые происходили в соседней России в начале 1990-х.

«Либер» (от латинского «liber», что означает «свободный), по сугубо личным наблюдениям автора, нашему человеку дальше, чем термин «диктатура». Поэтому смена термина в рамках проводимой государством политики иногда может идти на пользу. Главное, чтобы смысл новых понятий был «правильным».

В истории развития отдельных стран можно зафиксировать похожие примеры переименования терминов. Так, в Южной Корее под «диктатурой развития» скрывались вполне либеральные реформы. Итогом такой «диктатуры» стала вполне успешная модернизации этой страны к началу 1990-х: за 30 лет ВВП на душу населения вырос почти в 20 раз).

Для сравнения предлагается привести несколько примеров того, как можно изящно подобрать правильные слова к нужному содержанию в белорусских реалиях.

  • Диктатура денег - жесткая денежно-кредитная политика;

  • Прагматик – реформатор;

  • Профессиональная экономическая политика – структурные экономические реформы.


Перипетии фантазии

Отдельное внимание заслуживают новые термины, которые были выработаны белорусскими госслужащими (иногда на основе старых, при помощи авторских уточнений), для описания процесса реформирования экономики.

  • Креативный класс – ученые, предприниматели, госаппарат.

  • Коллективный либерализм – новая экономическая идея, предполагающая не плюрализм разнонаправленных мнений и движений, а общественную сосредоточенность на решении конкретной экономической задачи.

  • Цена структурных экономических реформ – снижение уровня жизни нынешнего поколения ради устойчивого роста благосостояния следующего поколения.

  • Свободная структура экономики – формируется не под влиянием теорий, предпочтений и умозаключений, а из рыночной практики эффективной экономической деятельности.

  • Антистрессовая структура экономики – формируется после экономического кризиса, в ходе которого отмирают неконкурентноспособные отрасли, и после  формирования новых подходов к регулированию и формированию экономической политики.

  • Формула успеха реформ – заключается в том, что без политической воли не будет ни поддержки, ни доверия к реформам.


Приведенные выше понятия – не более чем малая толика того, что можно найти в стенограммах официальных речей президента Беларуси, работников его администрации, министров и других государственных служащих.

В содержании приведенных терминов часто можно увидеть т.н. труизмы, о которых уже много написано, и много сказано. Однако от этого находить их, читать их, разбирать их скучнее не становится. Часто это привносит в пасмурный день немного улыбки.

Но, в конце концов, терминологические вопросы имеют второстепенное значение. И для успешного развития страны важно не название, а предмет, который оно обозначает.

P.S. Вокабуляр составлен на основе: стенограммы Послания Президента белорусскому народу и Национальному собранию (2014); интервью с бывшим министром экономики Беларуси (2014) Николаем Снопковым; статей помощника президента по экономическим вопросам Кирилла Рудого.