Вадим Можейко

Этим летом я принял участие в нескольких ивентах социал-демократов в разных странах. Это был достаточно новый опыт: в том смысле, что я до сих пор идеологически логично бывал на ивентах либеральных организаций. И вот на какие размышления меня этот опыт натолкнул. 

Клише и штампы: кто же правит?

Я привык к либеральному взгляду на треш мейнстрима нашей постсоветской и европейской политики (и, в общем, сам такой взгляд разделял). Так, с либеральной точки зрения, наши правящие элиты в целом  исповедуют левые идеи, социализм и – в случае Европы – всяческий экоэкстремизм, «вот это вот всё».

В этом контексте было любопытно послушать социал-демократическое недовольство той же властью: мол, там сплошные (нео)либералы, правые, капиталисты, ТНК/олигархи.

Самое очевидное, что заметно из сравнения этих позиций – это поверхностный взгляд друг на друга, навешивание клише и ярлыков. Вместо того, чтобы попытаться всерьез изучать и в итоге понимать идеи идеологических оппонентов (что совсем не = с ними соглашаться). Либералы замечают дурацкие левацкие идеи власти, социалисты – связь этой власти с бизнесом. Но на самом деле это еще совсем не означает, что такая власть левая или правая!

Общий враг: популизм и деидеологизация

Набирающей популярность силой, мейнстримом нашей политики являются не левые или правые, а вообще безыдейные движения, партии и политики; популисты в стиле «при моей власти колбаса будет расти на деревьях». В высказываниях, программах и практических решениях таких сил можно обнаружить как левые, так и правые элементы. Но ни либералами, ни эсдеками они не являются: за их популизмом вообще не стоит никаких внятных ценностей.

Всё это относится к очень разным политическим силам в регионе: от новой грузинской власти, пришедшей на смену четко праволиберальному правительству Саакашвили, до набирающих популярность партий Греции или Германии.

Основная угроза и риск здесь в том, что дискуссия о ценностях – пусть порой и противоположных – в принципе подменяется пустой безответственной болтологией. В такой ситуации как избиратели, так и сами политики постепенно отучиваются ответственно критично думать и переориентируются на принцип «кто больше пообещает невыполнимого».

Здесь хочется процитировать типичные примеры подобных спичей из романа Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»:

 

— План Джона Голта, — говорил Уэсли Моуч, — урегулирует все конфликты. Он защитит собственность богатых и выделит большую долю бедным. Он снизит бремя налогов и даст вам больше правительственных льгот. Понизит цены и повысит зарплаты. Даст больше свободы индивидуальностям и укрепит узы коллективных обязательств. Будет сочетать эффективность свободного предпринимательства с щедростью плановой экономики.



Теперь уже мистер Томпсон кричал в микрофон в самой оживленной и простонародной манере:

— И я говорю вам: дайте кулаком в зубы всем, кто сомневается, кто сеет разобщение и страх! … Завтра уже наступило, и какое завтра! С завтраком, обедом и ужином для всех на свете, с машиной в каждом гараже, с бесплатной электроэнергией…

 

Таким образом, представляется, что главной является борьба не с идеологическими противниками, а с безидеологическими – набирающими популярность демагогами и популистами всех мастей.

Что же касается правых и левых сил, то неплохо было бы понять [и простить =)] друг друга, прежде чем начинать какую-то борьбу. Иначе это во многом будет борьба с ветряными мельницами.