Антон Болточко

В уличной философии есть такое понятие «отвечать за базар». Если выражаться литературным языком, то стоить напомнить такие афоризмы как «слово не воробей – вылетит, не поймаешь» или «что написано пером – не вырубить топором». От того в какой форме я буду выражаться, суть сказанного не изменится. За сказанные или написанные слова человек должен нести ответственность. И от этого нет иммунитета или политической неприкосновенности.

Получается, что в последнее время за своим базаром следят не многие, а отвечают за него и того меньше. В основном это касается тех деятелей, которые скрываются за своими статусами, назначениями или званиями. Они считают, что объективные законы этики им уже не чужды.

На прошлой неделе своими высказываниями отличился небезызвестный нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц. Судя по всему, на волне президентской компании его левоцентристские взгляды и страсть к социальному равенству подтолкнули его поднять тему налогов. Стиглиц уверен, что американская демократия опирается «на дух доверия и сотрудничества в уплате налогов»: если бы все люди уделяли столько же сил и средств уклонению от уплаты налогов, сколько богачи, налоговая система стала бы неэффективной, и это кончилось бы тем, что государство не могло осуществлять свои функции по производству общественных благ: регулирования, фундаментальных исследований, образования, технологий и инфраструктуры. Кроме того, именно  «избегание налогов подрывает веру в фундаментальную справедливость системы и, таким образом, ослабляет обязательства, которые сплачивают общество».

Меня смущает список общественных благ, обеспечением которыми должно заниматься государство. Неужели эти блага не могут быть получены обществом в частном порядке? Стиглиц сильно заблуждается, если думает, что обществу необходимо регулирование. В общем и целом, именно чересчур сильное регулирование государством различных сфер деятельности индивида в обществе приводит к тому, что мы сегодня может наблюдать во многих странах ЕС, в том числе и Беларуси - иждивенчество. Именно государство порождает его. Избавление от этой болезни, подобно избавлению от курения – кажется все просто и легко, а на деле - сильнейшая ломка. Вышесказанное касается и других функций государства, которые перечисляет Стиглиц. Если индивидам в обществе дать больше свобод, они сами способны себя обеспечить теми благами, которые им необходимы.

Со вторым высказыванием Стиглица стоит согласится в той части, что его «справедливая система» строится на вере. И он боится, как только люди поймут, что многое они могут делать без помощи «всемогущего» государства, системе придет конец.

Стиглицу, как и его друзья (другие неокейнсиансы) пора ответить за свои слова. Мир натерпелся многого от антигуманных идей этих людей. Ответ нести Стиглицу придется перед самим Чаком Норрисом.

Символично, но одновременно со Стиглицем некоторые СМИ опубликовали мнение Чака Норриса (именно того Чака, который «непобедимый» в соцсетях и на телеэкранах). Чак был не доволен тем, что приходится терпеть американцам. По его мнению, против США и их свободы развязана агрессия. «Мы не можем более смотреть на происходящее со стороны, пока наша страна погружается в пучину социализма. Или кое-чего значительно хуже» - обрисовал ситуацию актер.

Чак Норрис лучше нобелевского лауреата разбирается в происходящем на самом деле. На США, и на весь остальной мир наступает зло, которое значительно хуже социализма. Самое страшное – это зло прикрывается маской капитализма.

Чтобы не потерять последнюю надежду, нам надо придумать, как политики, бизнесмены, нобелевские лауреаты и др. будут отвечать за слова, которыми они раскидываются на право и на лево. Я предлагаю назначать каждому из них своего Чака Норриса, который следил бы за их словами и в случае чего пользовался бы принципом «никакой пощады».