Реальные проблемы белорусского ВУЗа: взгляд изнутри




Вадим Можейко

Белорусская система образования в последнее время занимала одно из центральных мест в выступлениях Александра Лукашенко (после, естественно, экономики в целом и валюты в частности). Что тому причиной – отцовская забота о готовящихся молодых специалистах или же отцовская забота о сыне Коле, который в этом году отправился в школу – каждый решает сам, однако результат налицо. О реформе образования в Беларуси в очередной раз заговорили на всех уровнях (и, как ни странно, но как это часто бывает в Беларуси – не до, а после введения в действие нового Кодекса об образовании).


Так, министр образования Сергей Маскевич имеет претензии к существующей системе материального стимулирования педагогов и недоволен тем, что сейчас учреждения образования занимаются несвойственными им функциями (финансово-хозяйственное обслуживание, организация подвоза учеников и т.д.). Критикует он и поступление в вузы людей, набравших минимальные баллы на ЦТ: «Если максимальный балл – 100, а результат – 8 баллов, то каждый же понимает уровень знаний». Впрочем, тот факт, что в среднем выпускники школ по результату ЦТ – троечники, министра не смущает: «А если посмотреть так, что наибольшее количество людей получило 30 баллов, то вроде бы и не так это все провально». Напомню, что по десятибалльной системой оценки ниже 4 (40 по шкале ЦТ) являются неудовлетворительными и свидетельствуют о незнании предмета.


Недоволен поступлением в вузы тех, кто получил чрезмерно низкие баллы на ЦТ, и председатель Постоянной комиссии по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу Палаты представителей Владимир Зданович. Он выступает за введение минимального порога в 10 баллов.


Таким образом, даже у руководства страны и отрасли образования нет сомнений в том, что система образования в Беларуси нуждается в реформах. Однако какие именно реформы необходимы и как их проводить? Традиционно этот ключевой вопрос решается различными чиновниками и советниками, которые чаще всего не работают непосредственно со студентами и учениками. Отсюда – очевидные проблемы и просчеты, «неожиданно» обнаруживаемые А.Лукашенко. Стоит, наконец, дать слово тем, кто собственно и является потребителем услуг образования, оплачивая их напрямую или косвенно (через налоги), и тем, кто непосредственно работает в этой сфере.


Ниже представлены основные «болевые точки» вузовского образования в Беларуси и краткие рекомендации по их «обезболиванию». Список проблем и рекомендаций составлен на основе интервью со студентами и работниками вузов Минска, Гродно, Бреста, Витебска, Гомеля и Полоцка.



1. Учебный план


Практически все респонденты имеют претензии к учебному плану: что и сколько изучают студенты. В первые годы учебы доля профильных предметов составляет только 10-20% . Остальное – общеобразовательные либо лишь формально относящиеся к профильным дисциплины. На профильные занятия отводится в 2-3 раза меньше времени, чем на общеобразовательные. Формальные цифры в плане и зачетке могут находиться и в другом соотношении, однако они корректируются за счет «неконтролируемой самостоятельной работы студентов», т.е. самой типичной накрутки цифр. Отмеченный дисбаланс также выражается и в формах контроля знаний: зачастую по профильным предметам сдаются зачеты, а по непрофильным – экзамены, хотя логика подсказывает прямо противоположное. Плохо и то, что учебные планы определяются министерством без учета мнения студентов и преподавателей, а на уровне кафедры/факультета/университета невозможно их скорректировать по локальной необходимости.



Основные проблемы: общеобразовательные предметы превалируют над профильными (по количеству, выделенным часам и формам контроля); студенты и преподаватели не имеют возможности изменять содержание учебного плана.



Желаемые реформы: основной акцент в обучении – на профильные предметы; больше свободы вузам в выборе учебных планов.



2. Преподаватели


Низкие зарплаты, огромное количество часов нагрузки на «ставку», бумажная волокита и некачественный менеджмент в вузах – вот те причины, по которым в наших университетах становится все меньше профессиональных преподавателей. Чаще всего оставаться работать на кафедре планируют те выпускники, которые не могут найти себе никакую другую работу.


Сами преподаватели признаются, что уволить их можно только за вопиющие нарушения, вроде постоянных прогулов и пьянства на рабочем месте (впрочем, и то, и другое – не редкость, а к увольнению приводит не всегда). За некачественную работу со студентами, отсутствие знаний в преподаваемом предмете и некорректное поведение уволить преподавателя практически нереально.


Оставшаяся с советских времен связка «ученый-педагог» приводит к тому, что более-менее высокие зарплаты и выполнимое количество часов на ставку получают только те, кто имеет ученую степень. Соответственно специалисты-практики (чей опыт часто интересует студентов куда больше, чем навыки безвылазно сидящего в университете 30 лет профессора) могут преподавать в университетах лишь за зарплату, не превышающую стоимость обеда в ресторане. Впрочем, находятся энтузиасты, которые готовы учить студентов фактически «за спасибо».



Основные проблемы: низкий профессионализм многих преподавателей; фактическая безнаказанность любых действий преподавательского состава; крайне малое количество преподавателей-практиков.



Желаемые реформы: снижение «бюрократической составляющей» работы преподавателя; создание условий для работы в вузах преподавателей, имеющих опыт практической работы (надбавки не только за ученую степень, но и за непедагогический опыт работы по специальности); возможность контроля за работой преподавателей для организаций студенческого самоуправления; закрепление в законе карательных мер (вплоть до увольнения) для непрофессиональных преподавателей.



3. Студенческое самоуправление и менеджмент вуза


Построение власти по принципу «вертикали» и нехватка демократии в Беларуси не могли обойти стороной и вузы страны. Студенты и преподаватели видят разные аспекты этой проблемы, однако порождена она одними и теми же причинами.


Студенты жалуются на то, что ни о каком самоуправлении в организациях, призванных этим заниматься, и речи нет. Такие организации, как Студенческий совет и Профсоюзный комитет, которые должны защищать права студентов и помогать им решать проблемы, на деле являются лишь одним из рычагов влияния руководства вуза на студентов. Занимаясь в основном непрофильной деятельностью (организация культмассовых и спортивных мероприятий, отдыха студентов и др.), они если и вспоминают о своих основных обязанностях (правовая защита студентов, представление их интересов и позиции на различных заседаниях и др.), то выполняют их лишь фрагментарно.


Например, Профсоюзный комитет может начать решать вопрос со спорным распределением магистрантов, а Студенческий совет – собирать подписи за ремонт кухонь в общежитиях. Однако эти организации никогда не будут напрямую противостоять ректорату, вне зависимости от того, насколько нарушаются права студентов. Причина проста: отсутствие у лидеров организаций фактической возможности защитить от опалы руководства вуза даже самих себя. Напомним, что председатель профсоюзного комитета работников вуза получает зарплату от Федерации профсоюзов и никак не зависит от ректора. А вот студенческие активисты по закону являются обычными студентами и могут быть отчислены так же легко, как и все остальные. Для этого, например, достаточно 18 пропущенных часов занятий, что фиксируется в журнале, контролировать который студент вообще не может, равно как и доказать/опровергнуть сведения, там записанные.


Преподаватели, со своей стороны, жалуются на полное отсутствие возможности повлиять на политику вуза и принимаемые ректором решения. Это прямой результат того, что вопросы назначения и снятия с должности ректора решаются не Советом вуза, а лично А.Лукашенко. Министерство образования лишь готовит списки претендентов, где еще присутствуют какие-то формальные критерии, однако А.Лукашенко зачастую вовсе их игнорирует и назначает ректоров по ведомым лишь ему основаниям. После чего эти ректора (которых А.Лукашенко может освободить от занимаемой должности в любую минуту и без объяснения причин) назначают/снимают проректоров, деканов и даже заместителей деканов. Заведующие кафедрой назначаются деканом, однако с согласия ректора. Таким образом, работает система, когда каждый работник вуза по прямой цепочке зависит лично от А.Лукашенко – пресловутая «президентская вертикаль» в действии. Созданная единственно из политических соображений, такая система является неэффективной для всех остальных целей, включая скорость, качество и инновационность принимаемых решений.


Основные проблемы: отсутствие возможностей для реальной работы организаций студенческого самоуправления; неэффективная система управления вузом; отсутствие возможности у работников влиять на политику вуза; полная беззащитность студентов и сотрудников перед руководством вуза.


Желаемые реформы: создание условий для полноценной работы организаций студенческого самоуправления; децентрализация и демократизация руководства вузами; защита студентов и сотрудников от произвола руководства университета.



***



Остальные проблемы, которые назывались интервьюированными студентами и преподавателями, не требуют подробных разъяснений. Они хорошо известны всем, кто в разные годы получал высшее образование в нашей стране. Это:



Общежития – условия проживания и получения места.


Зарплаты и стипендии – низкие и часто не связанные с качеством работы/учебы, т.е. не стимулирующие достижение лучших результатов.


Техническое обеспечение – отсутствие необходимого для нормальной учебы оборудования, устаревшая исследовательская инфраструктура.


Столовые/буфеты – низкое качество еды и обслуживания, завышенные цены.


Материальная база – неудовлетворительное состояние помещений и мебели.



С точки зрения автора, эти проблемы являются вторичными: решать их возможно и имеет смысл только после того, как будут решены основные проблемы, изложенные в первых трех пунктах.


Таким образом, можно констатировать, что основные проблемы белорусских вузов являются прямым следствием сложившейся в стране системы управления: «президентской вертикали», чрезмерной централизации решений, консервации якобы хорошего наследия Советского Союза и нежелания идти на реформы. Также на реалиях высшего образования негативно сказывается отсутствие демократии и пренебрежение правами человека.