Аналитическая записка «Либерального клуба» № 9/2013

Антон Болточко

Прошлогодние события в экономике расслабили[1] белорусское правительство. В первом полугодии увеличился приток валюты из-за улучшавшегося внешнеторгового сальдо. Ресурсы от Антикризисного фонда ЕврАзЭС (далее – АКФ ЕврАзЭС) фактически поступали в страну без выполнения требований кредитора. Период выплат основных долгов по ранее привлеченным средствам еще не начался. Все это создавало иллюзию восстановления экономики после опального 2011 г.Но иллюзия продолжалась не долго, и уже в конце 2012 г. действующие власти начали риторику наличия внешних рисков для «стабильной» белорусской экономики. И одним из таких рисков назывался недостаток ресурсов.

При этом намеченная Александром Лукашенко «модернизация» (читай – техническое перевооружение)[2], с одной стороны, призвана повысить конкурентоспособность страны на внешних рынках и таким образом отчасти решить вопрос поступления в страну валюты за счет экспортной выручки. С другой стороны, «модернизация» сама требует достаточно большого объема средств на ее проведение. Поэтому 2013 г. для действующей власти пройдет не только под лозунгом «сберегай»[3], но и «ищи». А искать придется не что иное, как деньги, которые, кстати, на дороге не валяются.

Стоимость содержания белорусской экономической модели в год

Чтобы искать деньги, надо точно знать, сколько их надо. Тем более, если в качестве источника средств используются кредиты, которые необходимо отдавать с процентами.

На совещании по поводу экспорта Александр Лукашенко заявил: «Мне нужен результат, чтобы нас не лихорадило, чтобы был нормальный обменный курс. Нам надо дополнительно с учетом этого года найти два, максимум три миллиарда в год – больше ничего не надо, и мы будем нормально жить». По мнению президента, трех миллиардов долларов в год должно хватать, чтобы поддерживать относительную стабильность в экономике страны.

Посчитаем, сколько же на самом деле необходимо нашей экономической модели в 2013 г., чтобы оставаться на плаву.

Согласно расчетам Минэкономики Беларуси профицит платежного баланса нашей страны в 2013 г. составит $670 млн. (0,9% прогнозного ВВП)[4]. При этом дефицит счета текущих операций платежного баланса должен составить $5,12 млрд. (6,8% ВВП). В его составе профицит внешней торговли оценивается на уровне $515 млн. (0,7% ВВП), отрицательное сальдо первичных доходов $2,16 млрд., вторичных – $3,48 млрд[5]. Чистое заимствование по финансовому счету, по итогам 2013 г., должно сложиться в сумме $5,78 млрд.

Исходя из приведенных цифр, дефицит счета текущих операций платежного баланса должен ухудшиться в два раза с $2,57 млрд. (3,5% ВВП) в 2012 г. до $5,12 млрд. (6,8% ВВП) в текущем. Причина – снижение профицита внешней торговли с $2,9 млрд. до $515 млн. Здесь же отмечаем наличие одного «если».

Беларуси удастся достигнуть намеченного показателя внешней торговли, если конъюнктура внешнего рынка останется той же, что и в 2012 г. Это означает сохранение свободного доступа белорусских товаров на внутренний рынок России. По данным за прошлый год, объем экспорта в Россию составил $16,2 млрд (25,6% ВВП).

Есть и второе «если». Если в текущем году будет проводиться «модернизация» она приведет к значительному увеличению инвестиционного импорта, который может превысить $1,6 млрд.[6]. Однозначно, это еще больше пошатнет позитивный прогноз Минэкономики по положительному сальдо внешней торговли.

Если смотреть на прогнозный показатель вторичных доходов, то возникает третье «если». Отрицательное сальдо вторичных доходов рассчитано таким образом, что подразумевает уплату в бюджет России экспортных пошлин на нефтепродукты, вырабатываемые из российской нефти, исходя из их объемов поставки в Беларусь на уровне 23 млн. тонн. Как известно, нефтяной баланс между двумя странами согласован только на первый квартал. Поэтому при ухудшении взаимоотношений между странами, что является частым явлением, сальдо счета текущих операций платежного баланса может стать еще хуже.

Учитывая все «если», оптимистическому прогнозу Минэкономики вряд ли суждено сбыться. Потребность Беларуси в средствах может увеличиться с первоначальных $5,12 млрд. для покрытия счета текущих операций платежного баланса до $6-6,5 млрд. Поэтому Александр Лукашенко, говоря о «двух, максимум трех миллиардах», значительно занизил требуемую для страны спонсорскую помощь.

В поисках денег

Главный вопрос, который сейчас должен стоять на повестке дня правительства: «Где найти деньги для Беларуси?». Есть несколько источников, но любой из них скрывает под собой либо экономические, либо политические риски.

Золотовалютные резервы

Президент, глава Нацбанка и в целом правительство хвалились на протяжении прошлого года самыми крупными запасами золотовалютных резервов.

На самом деле, на протяжении года золотовалютные резервы находились на уровне $8 млрд. Это является историческим максимум за всю историю Беларуси. Напомним, что сформированы в таком объеме они были в основном благодаря $2,5 млрд. от продажи ОАО «Белтрансгаз», $1 млрд. кредита российского «Сбербанка» калийной компании «Беларуськалий, которые были зачислены в резервы, и траншей от АКФ ЕврАзЭС и МВФ.

Но даже такой уровень резервов минимален для нашей страны. Любой из критериев по оценке объемов резервов, применяемых в мировой практике, в Беларуси не соблюдается. Будь то критерий покрытия объема трехмесячного импорта или уж тем более критерий Редди[7].

В любом случае, именно этот источник ресурсов уже распечатан нашим правительством в 2013 г. Платить по долгам приходится, поэтому в январе текущего года объем золотовалютных резервов уменьшился на $70 млн. Учитывая, что в январе также поступил четвертый транш кредита от АКФ ЕврАзЭС в размере $440 млн., Беларусь за один месяц проела $510 млн.

Резервы есть, но их низкий уровень и скорость сокращения, заставляют задуматься о высоком риске использования их в качестве единственного источника покрытия потребностей экономики в валютных ресурсах.

Антикризисный фонд ЕврАзЭС

На текущий момент из шести траншей кредитной линии в Беларусь поступило четыре на сумму $2,12 млрд. При этом, последний транш помощи был задержан на два с половиной месяца. Есть все основания полагать, что причиной стали скорей политические, чем экономические факторы.

Деньги выделялись вне зависимости от выполнения Беларусью экономических требований, прописанных в письмах о намерениях. Решение чаще всего принималось сверху и, чаще всего, ему предшествовали либо поездка, либо телефонные переговоры руководителей обеих стран.

В любом случае, оставшиеся $440 млн. кредита, которые должны быть получены Беларусью в этом году, никак не отразятся на общей ситуации нехватки денег в стране. А об увеличении стабкредита речи пока не идет. «На данный момент мы этот вопрос не обсуждали» – заявил журналистам 21 февраля текущего года зампред правления Евразийского банка развития (управляет средствами АКФ) Сергей Шаталов.

Даже если Беларуси удастся договориться об увеличении размера кредита, внешняя долговая нагрузка страны и так находится на опасном уровне. Ее превышение повысит риск экономической безопасности и в долгосрочной перспективе станет причиной торможения экономического развития, т.к. будет необходимость возвращать заемные средства.

Международный валютный фонд

Если с Востоком не удастся договориться о выделении дополнительных средств, всегда есть Запад. Белорусские качели могут в очередной раз качнуться в сторону Европы и США, которые являются основными распорядителями средств МВФ. Предпосылки для этого есть[8].

Главная задача правительства в текущем году – это выполнить все обязательства перед МВФ по предыдущей программе stand-by и улучшить политические взаимоотношения между странами. Для этого надо будет пойти на некоторые уступки. Например, выпустить политических заключенных.

Но, опять же, кредит от МВФ – это долговой инструмент. Использование его может помочь экономике только в краткосрочном периоде.

Население

Минфин Беларуси уже в прошлом году начал заимствовать валютные средства на внутреннем рынке. За счет пяти выпусков гособлигаций для юридических лиц и трех для физических ему удалось собрать $379 млн. Учитывая необходимую сумму – это мизер.

Вдобавок к этому, любое государственное заимствование в валюте – это фактически внешний долг. Хотя в отчетности он делится на внешний и внутренний. Поэтому все минусы долговых инструментов для страны присущи и этому источнику средств.

Приватизация и инвестиции

Единственное, на что остается надеяться Беларуси, это приватизация госсобственности и привлечение инвестиций.

Приватизация помогла бы решить несколько проблем сразу. Во-первых, пополнить резервы, во-вторых, повысить эффективность экономики. Но Александр Лукашенко критично относится к такой идее. Выступая 22 февраля перед журналистами, он в очередной раз подчеркнул свое нежелание расставаться с собственностью.

В свою очередь, инвестиции в страну не идут, в том числе из-за отношения руководящей власти к любой частной собственности. Гарантий ее сохранности в Беларуси нет, поэтому рисковать мало кто готов.

Открытым остается вопрос: что будет делать Александр Лукашенко, если единственным выходом получить деньги будет необходимость продажи части госсобственности? Пойдет ли он на это?


[1] См. Economicus Obcuricus: экономические итоги Беларуси в 2012 г.//Антон Болточко//Аналитическая записка «Либерального клуба» №3/2013

[2] «Что такое модернизация? Надо отремонтировать цех и поставить новое оборудование. Вот потеплеет немного весной – и начнем модернизацию» - Александр Лукашенко на пресс-конференции 15 января 2013 г.

[3] Текущий год указом Президента Республики Беларусь №537 от 29 ноября 2012 г. объявлен Годом бережливости.

[4] См. расчетные показатели прогноза социально-экономического развития Беларуси на текущий год от Минэкономики, утвержденные постановлением ведомства №1.

[5] Первичные доходы включают оплату труда работников, доходы от инвестиций и прочие первичные доходы, вторичные – текущие трансферты между резидентами Республики Беларусь и нерезидентами.

[6] Доклад Министра экономики Николая Снопкова на заседании Совета министров Республики Беларусь.

[7] Объем золотовалютных резервов должен быть достаточным для одновременного покрытия трехмесячного импорта и годового объема выплат по внешнему долгу.

[8] См. Дежавю или Чего ждать от отношений Беларуси и ЕС в 2013 году?//Евгений Прейгерман//Аналитическая записка «Либерального клуба» №7/2013