Никита Беляев

Опубликовано на сайте БелаПАН

То, что белорусская система образования нуждается в модернизации, видно невооруженным глазом. Об этом говорят как результаты вступительных испытаний, показывающие слабую подготовку выпускников средней школы, так и то, что ни одного белорусского вуза нет в списке 500 лучших университетов мира.


Таким образом, среди вопросов, поднимаемых в рамках инициативы ЕС "Европейский диалог о модернизации с Беларусью", тема реформирования образования должна рассматриваться в полном объеме, наряду с остальными. Несмотря на специфику сегодняшней политической ситуации, реформы образования, предложенные в рамках диалога, могут быть осуществлены не только в туманном будущем, но и в обозримой перспективе.

Рассчитывать на их реализацию, хотя бы частичную, можно по нескольким причинам.

Во-первых, образование — это одна из тех немногочисленных сфер в Беларуси, в которых еще можно пробовать достучаться до властей. Тема модернизации образования достаточно далека от политики, коренных изменений управленческой вертикали и экономического уклада, чего так боится белорусская власть.

В качестве примера реализации предложений независимых экспертов или аналитических центров стоит привести пилотный проект с подушевым финансированием общеобразовательных школ, который начнется с 2013 года. Такая система была предложена в 2009 году в "Концепции молодежной политики", разработанной аналитическим центром "Стратегия".

Во-вторых, в модернизации системы образования, в отличие от реформирования других сфер, напрямую заинтересовано большинство общества, начиная от родителей, преподавателей и заканчивая работодателями.

При этом последние трансформации — введение централизованного тестирования, перевод на четырехлетнее обучение в вузах, путаница с двенадцатилетней системой обучения в школах — привели к тому, что к реформам, разработанным в кабинетах Министерства образования, общество относится негативно.

В результате пертурбаций высшее образование стало массовым. За последние семнадцать лет численность студентов, получающих высшее образование, увеличилась в 2,3 раза и составила 446,9 тыс. по сравнению со 197,4 тыс. в 1995 году.

Но эта массовость отнюдь не является положительным результатом, если учесть, что поступить на многие специальности можно с весьма низкими оценками, а большая часть студентов учится платно. Получается, что массовость высшего образования есть не что иное, как погоня за прибылью, а не за качеством.

Показательной для белорусских властей стала вступительная кампания этого года, когда выявился значительный недобор студентов, причем как на платную, так и на бесплатную форму обучения.

В результате президент заявил о необходимости сократить набор в вузы в следующем году. Но в случае такого сокращения пострадает в первую очередь преподавательский состав высших учебных заведений. Ведь преподавателей тоже придется сокращать. Кроме этого, уменьшится и объем финансирования. Таким образом, сокращать, скорее всего, будут места для обучения за счет госбюджета, но тогда окончательно рушатся принципы социального государства и бесплатного образования.

Проблему с финансированием образования власти пытаются решить за счет увеличения числа иностранных граждан, обучающихся в Беларуси. Эта задача содержится в Программе деятельности правительства Республики Беларусь на 2011—2015 годы.

Однако это может стать непосильной задачей, ведь привлечь иностранцев можно лишь качеством образования, статусом вуза и мировым признанием диплома, чем не может похвастаться ни один белорусский университет.

Первым шагом для достижения этих условий является вступление страны в Болонский процесс и принятие европейских стандартов образования. Но в этом плане власти оконфузились.

Еще в июле 2010 года Александр Лукашенко поручил министру образования начать процедуру присоединения страны к Болонскому процессу. В Министерстве образования заявляли, что Беларусь завершит присоединение к Болонскому соглашению в 2012 году, а большинство необходимых шагов уже сделаны.

На практике чиновники пытались выдать существующие стандарты за аналог европейских. Так, решили отказаться от трех принятых в Европе ступеней образовательного процесса: бакалавра, магистра и доктора, — объяснив это тем, что белорусская система специалист/магистр/кандидат аналогична европейской.

Впрочем, главным препятствием стали не технические вопросы. Камнем преткновения является то, что не соблюдаются академические свободы, институциональная автономия, нет самоуправления университетов.

В результате заявка была снята с рассмотрения, а решение о вступлении страны в Болонский процесс перенесено на 2015 год. Белорусские власти восприняли решение как политическое, однако такая трактовка отнюдь не снимает существующие проблемы. Так что в интересах властей — вести диалог с гражданским обществом о модернизации системы образования.