Дотации России Беларуси в связи с переходом на беспошлинные поставки нефти в 2011 году составят 4 миллиарда долларов. Таким образом, прямые дотации в белорусскую экономику от Российской Федерации составляют практически 30% бюджета республики. Необходимо пояснить, что, помимо финансовой составляющей, так называемой «спонсорской» помощи, важную роль играет российский рынок, на который идет львиная доля товаров белорусского производства, с одной стороны, и необходимые импортируемые ресурсы с другой. Получается, что состояние белорусской экономики зависит от решений Москвы. Однако, белорусскую сторону это устраивало, и попыток каким либо образом изменить ситуацию принято не было. Венесуэла и Иран не в счет – результаты сотрудничества с этими странами оказались практически равны нулю. В итоге страна «подсела» на Российский рынок – т. е сформировалась зависимость как экспорта, так и импорта. Все бы ничего, однако «бесплатный сыр» бывает только в мышеловке. В результате проводимой политики, Москве может достаться контроль над активами белорусского государства, а российской олигархической верхушке предоставляется хорошая возможность «распила». Но почему данная ситуация случилась именно сейчас? С одной стороны – совокупность факторов, но вот случайны ли они?  Или это цепочка последовательных действий, прерываемых лишь на время? Если обратитьcя к истории белорусско-российских отношений с конца 1990-х по настоящее время, то можно увидеть насколько «союзными» они были, как со стороны России, так и со стороны Беларуси.


Начало разногласий между двумя странами положила «Газовая война» 1999-2000 года, которая была основана на предъявлении претензий по необязательности Минска по оплате за газ, но главной причиной напряженности все же был не газовый вопрос, а продажа «Белтрансгаза» «Газпрому». Замечу, что данный период совпадает с приходом к власти в России Владимира Путина. Именно с этого момента политика России в отношении к Беларуси принимает иной характер. Однако, на данном этапе «военных» действий «Белтрансгаз» так и не был приватизирован, виной тому внешние обстоятельства – на фоне роста напряженности в газовых отношениях России и Украины Москва не стала создавать себе второй фронт и настаивать на приватизации «Белтрансгаза». Тем более, что по сложившейся на тот период задолженности в 77 млн долларов было подписано трехлетнее соглашение о ее реструктуризации. Дальнейшее обострение отношений происходило в период с 2002 до 2004 года, предмет спора все тот же – «Белтрансгаз». Беларусь, получив в 2002 году газ по внутрироссийскому тарифу, пообещала приватизацию «Белтрансгаза» в пользу «Газпрома», но затормозила процесс. В конце 2002 года «Газпром» временно прекращает поставки, чтобы заставить Минск ускориться. В 2003 году конфликт продолжается. На этот раз Россия впервые применила санкции – периодическое прекращение поставок газа, а так же изменение его цены.


Можно сказать, что данные события стали переломными в отношениях между двумя странами. Если до 2005 года интерес России представляли газотранспортная система Беларуси, для осуществления бесперебойных поставок основному потребителю – Европе, то после 2005 года вектор развития отношений изменился, и действия Москвы стали более решительными, а сфера интересов более широкой. И если ранее речь шла только об оптимизации издержек при продаже «голубого» топлива, то с этого момента речь стала идти о контроле над активами Беларуси.


Отправной точкой стало подписание соглашения о начале строительства газопровода «Северный поток» в обход Беларуси. Строительство данного газопровода позволяло России беспрепятственно поставлять газ в Европу, при этом, не оглядываясь на капризы белорусской стороны и лишая ее возможности манипулировать данной темой. Изначально данное решение носило скорее политический характер, нежели экономический, так как и Беларусь, и Украина лишались своих рычагов воздействия на Россию.
В связи с этими изменениями, давление на белорусские власти со стороны Москвы начало оказываться сразу по нескольким направлениям
• Ежегодное увеличение цены на газ.
• Ограничение возможности поставок белорусской продукции на российский рынок. (Мясомолочные войны)
• Ограничение импорта российской нефти и нефтепродуктов.
Основными отвлекающими Россию факторами явились события в Грузии и Украине 2003 и 2006 годов, когда Москва оказалась на грани провала в своей внешней политике и вынуждена была проводить более лояльную политику по отношении к Беларуси,  а так же мировой финансовый кризис 2008 г.


С одной стороны, намерения России понятны и очевидны – никто не захочет вкладывать деньги, не получая от этого никакой отдачи, но зачем же тогда прикрываться союзническими отношениями? Ведь в договоре о Союзном государстве ясно прописан принцип равного доступа российских и белорусских производителей к рынкам двух стран. На деле получается, что вместо союзнических отношений между двумя государствами фактически была развернута, начиная с середины 2000-х, экономическая война, с которой никакие санкции со стороны ЕС и США в никакое сравнение не идут. Действия же Москвы, в определенном смысле, попадают под определение рейдерства, которое подразумевает под собой силовое поглощение предприятия против воли его руководителя (собственника). В данном случае под предприятием следует понимать экономическую составляющую белорусского государства. А ежегодные дотации – хорошую наживку, которую проглотила белорусская власть. Фактически для быстрого достижения своих целей российскому руководству достаточно закрыть рынок для белорусских товаров и прекратить льготные поставки нефти. Но данный сценарий лишь усложнит задачу – белорусская власть может сыграть на антироссийских настроениях населения, и попытаться вновь начать диалог с западом, отодвинув тем самым желаемый для Москвы результат. Дальнейшее же развитие событий может представлять собой следующий алгоритм: валютный кризис – кризис банковской системы Беларуси – экономический кризис – перераспределение экономических и политических ресурсов – 86 регион…?