Евгений Прейгерман

29 мая в Астане ожидаемо состоялась торжественная церемония подписания Договора о Евразийском экономическом союзе. Евразийская интеграция, таким образом, поднялась вверх на еще одну интеграционную ступеньку. Новый формат предусматривает не только свободное передвижение товаров, услуг, капитала и рабочей силы, но и согласование экономической политики.

Торг вокруг подписания соглашения дает Беларуси ощутимый финансовый результат на ближайшие годы. Главным образом, это договоренности о новых кредитных ресурсах, стабильных объемах поставки российской нефти и перечислении в бюджет Беларуси 1,5 млрд. долл. США экспортных пошлин на нефтепродукты, начиная с 2015 года. Этот набор бонусов за подпись под договором особенно важен для белорусских властей в преддверии президентской кампании-2015, которая пройдет на не самом лучшем экономическом фоне.

В то же время подписание договора не снимает наиболее принципиальных проблемных вопросов евразийской интеграции. Самые чувствительные темы так и остались вынесенными за скобки и будут решаться на двустороннем уровне (в том числе торговля нефтью и газом). А значит, какого-то интеграционного прорыва в Астане не произошло. Вероятность возникновения принципиальных споров и даже скандалов очень высока.

Более того, хотя сегодняшняя евразийская интеграция имеет некоторые отличия от неудачных интеграционных форматов 1990-х – первой половины 2000-х годов, неизменными остаются многие характеристики, которые исключают качественно новый импульс в развитии интеграции. Можно даже говорить о существовании концептуальных изъятий из евразийской интеграции, которые обрекают ее лишь на ограниченное развитие:

1) Отсутствие ценностной базы интеграции. В результате единственным фактором интеграции выступают интересы сторон. Интерес партнеров России заключается в льготном доступе к российским финансовым, природным и логистическим ресурсам. И если у России есть возможность и желание делиться этими ресурсами, то интеграционные процессы идут. Если нет – то останавливаются.

2) Несоответствие политических режимов государств формату интеграции. С некоторыми оговорками можно утверждать, что евразийская «тройка» использует интеграционный формат ЕС. Однако этот формат не подходит для авторитарных государств.

3) Низкий уровень правовой культуры стран-участниц, который обусловливает слабое исполнение взятых на себя обязательств. В результате между подписанным соглашением и его реализацией часто обнаруживается большая разница.

4) Хроническая незавершенность интеграционных этапов. Уже не первый раз евразийская интеграция поднимается на более высокий уровень, когда на практике еще не завершен предыдущий уровень. В результате интеграция не дает того экономического эффекта, который декларируется.