Опубликовано в «Народной газете»

Некоторые даже довели размер своего долга до такого уровня, когда всей стране двух лет не хватит, чтобы отработать взятые в кредит средства (так, в Японии валовой внешний долг составляет 247% ВВП).  Другой пример: из всех членов Организации экономического сотрудничества и развития только семь стран имеют общую задолженность перед внешними кредиторами ниже 50% валового продукта. Вместе с тем среднее значение валового внешнего долга для развивающихся стран (к коим относится и Беларусь) по итогам 2015 года не превышает 45,5% ВВП, что практически в два раза ниже аналогичного показателя для развитых государств.

Но давайте задумаемся, почему кредиторы финансируют экономический рост в развитых странах, даже несмотря на уже существующую задолженность? Всему причина — вера в стабильность их экономик. Если страна способна обеспечить необходимые условия для того, чтобы вернуть кредитору вложенные средства с процентом, тогда она может рассчитывать на очередной кредит. Если же риски потери денег велики, то кредитный договор никто не заключит. Именно поэтому развивающиеся страны получают меньше средств — ведь их рынки все еще подвержены различным колебаниям. При этом не всегда взятые в долг средства позитивно сказываются на экономическом благосостоянии стран. Все зависит от того, как распорядиться этими ресурсами.

Например, наша страна может направить кредитные ресурсы на устранение краткосрочных дисбалансов в экономике (перекрыть дефицит бюджета или уравновесить платежный баланс). При этом важно проводить реформы, которые способствовали бы устранению причин возникновения дефицита бюджета или разбалансировки платежного баланса. Если же этого не делать, то придется изыскивать дополнительные средства для возврата взятых ранее кредитов.

Часто это превращается в долговую кабалу, когда для возврата одних кредитов приходится брать другие. Если раньше внешние выплаты  три миллиарда долларов для Беларуси считались пиком платежей, то на сегодня это практически ежегодная практика.

Есть еще один вариант использования внешних кредитов — финансирование проектов, которые в перспективе могут генерировать экономический рост. Это вложения как в активную часть основных средств предприятий, так и строительство инфраструктуры, привлекательной для инвестора. Но и то и другое подразумевает наличие серьезного анализа эффективности использования заемных ресурсов.

На первый взгляд у нашей страны пока есть пространство для маневра. Если обратиться к показателям экономической безопасности, то Минфин отчитался, что внешний государственный долг еще не превышает планку в 25% ВВП. С другой стороны, методика подсчета государственного госдолга может недооценивать его реального значения. В этом плане показателен пример Греции, которая до сих пор не выкарабкалась из долгового кризиса. После очередных выборов в этой стране в октябре 2009 года статистические данные о дефиците госбюджета и уровне госдолга были кардинально пересмотрены. Дефицит за 2008 год был увеличен с 5,0 до 7,7% ВВП, за 2009 г. — с 3,7 до 12,5% (а позднее и до 15,4%). Государственный долг Греции превысил 273 миллиарда евро, т. е. 115% ВВП (Евростат и вовсе огласил цифру 126,8% ВВП).

В сухом остатке жизнь в долг — достаточно привлекательная стратегия, которая, однако, требует холодного расчета. В ином случае страну может затянуть в пучину долгового кризиса. Примеров на сегодня достаточно, чтобы утверждать о наличии высокой вероятности такого исхода событий. Именно поэтому стоит не только следить за тем, куда расходуются взятые в кредит средства, но и контролировать общий размер долга. В определенный момент обслуживание внешних кредитов может стать невыполнимой задачей.