Происходящее вчера и сегодня на банковском валютном рынке страны – сценарий, сочетающий в себе худшие элементы из возможных.


С одной стороны – примерно 30% девальвация налицо, все ее отрицательные социально-политические эффекты уже начинают сказываться на диалоге общества с властью.


С другой стороны – девальвации не хватило чуть-чуть, чтобы курс стал реальным.


Банки готовы покупать доллары по 3990. Но реальная рыночная цена - 4015. Еще хуже с продажей: если банки продают доллар по 4000, то физлица – по 4275.


То же с евро – банковский курс покупки (5700) меньше рыночного (5877), равно как и курс продажи (5770 в банках против 6160 на рынке).


Почему же на валютном рынке Беларуси сложилась такая ситуация, когда  даже в условиях свободного ценообразования банки не могут догнать рыночный курс?


Ответ прост – рынок регулирует тот, у кого есть товар.


Своим вчерашним постановлением Нацбанк не только разрешил банкам устанавливать любые курсы валют – он также отказал им в покупке валюты из ЗВР для продажи в обменниках. В результате валюты у банков нет и не предвидится.


На рынке валюты – типичная олигополия, когда обладателей валюты (имеющих, соответственно, возможность ее продавать) – единицы. Это – экспортеры белорусских товаров, работающие за границей физлица и… оппозиция,  которая, по словам Андрея Суздальцева, «превращается в реальный сектор белорусской экономики».


Однако на самом деле из всего происходящего вырисовывается куда более страшная картина. Белорусский рубль как национальная валюта на данный момент фактически не существует.


Существуют различные методики расчета многострадального курса национальной валюты. Формула с драгметаллами и драгоценными камнями уже не работает – купить их за белорусские рубли в Национальном банке нельзя. То же и с иностранными валютами – их в Нацбанке также не продают. Фактически, хождение национальной валюты сейчас обеспечивает не Нацбанк, а предприниматели, которые готовы принимать «зайчики» в качестве оплаты своих товаров. А еще некоторые люди готовы менять «зайчики» на доллары и евро – естественно, по такому курсу, по какому они захотят.


Белорусский рубль превратился в некий денежный эквивалент, который используется для торговли только потому, что в него верят люди: реальной основы под собой «зайчики» уже не имеют.


Если попытаться вспомнить аналогичную ситуацию на постсоветском пространстве, то на ум приходят акции МММ – как не имеющие под собой никакого обеспечения, но реально торгуемые на рынке.


Однако судьба всех финансовые пирамид одинакова. Как бы ни были сильны внутренние связи пирамиды и вера в платежное средство – рано или поздно эта вера иссякает и начинается паника, когда люди начинают осознавать реальную ситуацию.


Эта участь постигла акции Мавроди.


Ждем развития событий с «зайчиками» Петра Петровича.


P.S. Николай Носов, «Незнайка на луне» (1965 год):


«Как  мог  господин Спрутс  подрывать  доверие  к Обществу гигантских растений, в то  время  как никакого такого общества и на свете-то нет? -- спрашивалось в статье. Ведь с тех пор как учредители этого общества удрали с деньгами, общество само собой перестало существовать, так как что оно может стоить без принадлежавшего ему капитала.  Какую  цену  могут иметь акции,  если  деньги,  собранные  от  их продажи,  бесследно  исчезли?  Абсолютно  никакой  ценности они  иметь  уже, конечно,  не  могут,  и  приходится  лишь удивляться существованию  чудаков, которые  тратят денежки  на  приобретение  акций, годных лишь  на то,  чтобы оклеивать ими стены в чуланах.»