Евгений Прейгерман

На прошедшей неделе все внимание в Беларуси, как и, пожалуй, почти во всем мире, было приковано к Украине, особенно к Крыму. События там продолжают развиваться с захватывающей и, главное, непредсказуемой динамикой.

После неожиданно стремительной развязки первой украинской драмы, приведшей к бегству бывшего президента Виктора Януковича, смене власти и конституционного устройства, началась вторая драма. Главным образом, внутриукраинское противостояние трансформировалось в международное: непосредственно между Украиной и Россией и опосредованно между Россией и многими государствами, которые традиционно называют политическим Западом.

Глобальные вызовы

Не будем сейчас анализировать особенности этого противостояния и его возможные сценарии, а также оценивать перспективы участников конфликта. Помимо очень драматичных и, не дай Бог, трагических последствий для народов Украины и России, кризис в Крыму несет в себе и некоторые очень серьезные вызовы более глобального характера.

Сегодня можно говорить, как минимум, о трех таких вызовах, которые гипотетически могут сделать мир, в котором мы живем, во многом другим. Или, по крайней мере, могут сделать другим наше восприятие этого мира.

Система международных отношений

Во-первых, это потенциально самый серьезный вызов всей системе международных отношений, которая складывалась после окончания эры двуполярного мира. В академической литературе нет единства в определении и наименовании этой системы. Более того, современная система международных отношений претерпевала заметные изменения после 1991 г., что также осложняет ее характеристику.

Однако сегодняшние события внутри и вокруг Украины фактически ребром ставят сразу несколько фундаментальных вопросов.

Например, о роли и значении геополитических центров притяжения («великих держав») в современном глобализирующемся мире. Действия России привносят в сознание XXI века дежавю начала XIX века. Сердечные приветы нам всем передает Венская система международных отношений с ее знаменитым «Европейским концертом». Начало Венской системе положили договоренности между «великими державами» о разделе сфер влияния и необходимости договариваться между собой по менее чувствительным вопросам, не затрагивавшим их интересы в сферах влияния.

Еще один привет от Дмитрия Медведева, который в 2008 г., будучи тогда президентом России, на тле грузино-российской войны заявил о необходимости уважать «зоны привилегированных интересов» отдельных сильных государств. И вот теперь – невербальное продолжение этого разговора.

Также вызов системе международных отношений идет из формально центра координации всей международной жизни – Организации Объединенных Наций. Слабость и даже неадекватность ООН современному раскладу сил в мире обсуждается уже не первый год. Но ситуация, когда одного постоянного члена Совета Безопасности ООН не может обуздать отсутствие поддержки со стороны всех остальных 14 членов главного органа по сохранению мира, является беспощадным диагнозом.

Международное право

Во-вторых, это вызов институту международного права. То, что на этот в чем-то противоречивый институт время от времени плюют – не новость. Но такое открытое и циничное надругательство над нормами и принципами международного права прямо на глазах у всей планеты – это почти правовой апокалипсис.

Коллективная безопасность

Наконец, разворачивающиеся события в Украине – это вызов системам коллективной безопасности. Да и самой идее коллективной безопасности. Сегодня мало кто верит, что США или страны ЕС начнут военные действия против России в случае дальнейшей эскалации конфликта. Правда, Украина не является частью военных союзов и не входит ни в какую систему коллективной безопасности.

Однако сегодня все больше напрашивается другой вопрос: а будь на месте Украины, например, Эстония – пошли бы США и другие члены НАТО на выполнение своих обязательств по статье 5 Североатлантического договора (нападение на одного рассматривается нападением на всех)?

Более широко этот вопрос звучит так: имеют ли коллективные системы безопасности какой-то смысл в ядерную эпоху, кроме как фиксаторы сфер влияния ядерных держав?

В общем, как-то совсем неожиданно оказались мы по соседству с событиями, от которых веет холодный ветер неизбежных перемен. По крайней мере, в сознании.