Однако на повестке дня остаются два ключевых вопроса: об устойчивости экономического роста и влиянии валовых показателей на жизнь населения.

Первый поднимался в апреле на заседании правительства, где рассмотрели итоги социально-экономического развития страны. Премьер-министр Андрей Кобяков отметил, что в целом в I квартале «взят неплохой старт года». При этом добавил: «В экономике еще есть узкие места, которые требуют принятия оперативных и системных мер. Базовые подходы к их решению известны. Задача - удержать положительные тенденции роста».

Для оценки своей работы Совмин воспользовался ключевыми показателями эффективности, утвержденными в конце прошлого года. Это 7 параметров, из которых 6 перевыполнены (в некоторых случаях более чем в 2 раза). Седьмой критерий - прямые иностранные инвестиции (ПИИ) на чистой основе - можно будет оценить после обнародования статистических данных. Но, как отметили в ходе заседания, «есть все предпосылки, что он также будет выполнен».

Неожиданный результат

Положительные итоги первых 3 месяцев 2018 г. вселяют оптимизм по поводу будущего развития страны. Хотя достигнутое улучшение основных параметров - скорее результат изменения внешней конъюнктуры или стимулирования внутреннего спроса. На это обратили внимание как эксперты международных организаций (Всемирный банк, МВФ и ЕБРР), так и профильные министерства и ведомства (Нацбанк, Минэкономики и др.).

Соответственно, актуален вопрос: насколько полученные результаты являются заслугой правительства? Скорее, оно не ожидало такого развития событий в I квартале: целевой прогноз в конце прошлого года был составлен на основе консервативного сценария развития событий.

Поэтому можно предположить, что наблюдаемый подъем - не успех экономической политики, а результат стечения обстоятельств и последствия выполнения политических лозунгов (например, директивного повышения доходов населения). В этом случае ситуация не находится под контролем правительства, а наоборот, оно является заложником обстоятельств.

Что скрывается за достижениями?

Валовые показатели, несмотря на свою популярность, довольно часто не отражают реальное состояние экономики на уровне отдельного домашнего хозяйства. Поэтому важно, чтобы социально-экономические ориентиры максимально отражали интересы гражданин. Например, в 1996 г. это были экспорт, жилье и продовольствие. В 2018 г. глава государства вывел новую формулу, озвученную в ходе очередного Послания белорусскому народу и Национальному собранию: цены, зарплата и занятость.

Президент Беларуси все чаще подчеркивает важность не потеряться среди цифр и сохранить социальную направленность политики государства. Поэтому сегодня все больше внимания уделяется вышеназванным критериям.

Цены и зарплата часто идут в одной связке. Еще год назад официальные власти обращали внимание на то, что темп роста доходов населения может быть небольшим, важно, чтобы при этом цены сохранялись на прежнем уровне. Таким образом, получается своеобразная формула успеха в условиях стагнации и нежелания проводить серьезные преобразования.

Вопрос с ценами формально решен: инфляция сократилась до однозначной величины. При этом покупательная способность среднедушевых располагаемых доходов населения по многим позициям за год снизилась. Например, если в 2016 г. белорус мог позволить себе 444,9 л молока, то в прошлом году уже меньше на 29,2 л, картофеля - на 355 кг, макаронных изделий - на 24,5 кг.

С одной стороны, доходы населения формально выросли, с другой - доля граждан с уровнем среднедушевых располагаемых ресурсов ниже бюджета прожиточного минимума увеличивается четвертый год подряд. Если в 2014 г. она составляла 4,8%, то в 2017 г. - 5,9% (в сельской местности - 9,8%).

Очередную пятилетку официальные власти не могут повысить норму сбережения населения, которая по итогам прошлого года снизилась с 10,6% - до 9,5%. Это замедляет инвестиционные процессы, а также затрудняет создание новых рабочих мест, формирование дополнительных доходов.

Обращает внимание и статистика рынка труда. Директивные методы контроля за занятостью населения позволяют удерживать на низком уровне не только зарегистрированный показатель безработицы (0,5%), но и его фактическое значение (5,6%). Однако ежегодно из состава трудовых ресурсов Беларуси выбывает значительная доля населения: если в 2014 г. в экономике было 5 934,7 тыс. работоспособных человек, то в 2017 г. - 5 744,4 тыс. При этом только 4 352,3 тыс. граждан (75,8%) остаются занятыми в экономике. Частично это может объяснить как скрытую миграцию на фоне отсутствия общей границы с Россией и развитие теневого сектора, так и охарактеризовать в негативном свете состояние отечественного рынка труда.

В итоге получается, что улучшение валовых показателей не в полной мере отражается на уровне жизни населения. Проблемы скрываются между строк статистических данных. Решать их необходимо сейчас, ведь фундамент завтрашней экономики закладывается сегодня.

О том, как оценить устойчивость экономической системы страны и для чего государству нужно вести диалог с населеним, читайте в продолжении статьи, опубликованной в печатной версии журнала «Директор» № 5.