«Дипломат — это человек, который может послать Вас к черту таким образом, что Вы с предвкушением будете ждать этого путешествия»


(автор неизвестен)


Станислав Гехт

С давних времен профессия дипломата была уделом избранных. А в советскую эпоху дипломатическая служба и вовсе была окутана ореолом таинственности и загадочности. Да и в современном мире большинство людей полагает, что представлять интересы своей страны на международной арене могут лишь единицы. Априори считается, что дипломат – это специалист экстра класса, имеющий соответствующее образование, профессиональную подготовку, знающий как минимум несколько иностранных языков и т.д.

Насколько такая постановка вопроса актуальна для белорусских дипломатических реалий?

Высокие официальные требования

На сайте Министерства иностранных дел указан четкий список требований, которым должен соответствовать любой кандидат, желающий поступить на дипломатическую службу. В первую очередь, определен перечень специальностей, обладатели которых могут претендовать на работу дипломата. К ним относятся: международные отношения, мировая экономика, международное право, лингвострановедение, современные иностранные языки, восточная филология, романо-германская филология, культурология и др. Следует отметить, что абсолютное большинство вышеуказанных специальностей можно приобрести лишь на факультете международных отношений БГУ.

Далее следуют довольно серьезные требования по владению иностранными языками и документальному подтверждению языковых способностей и навыков. Не менее жесткими являются и квалификационные требования для получения дипломатических должностей в МИД, дипломатических представительствах и консульских учреждениях.

Однако насколько современный кадровый состав МИД соответствует вышеуказанным критериям?

Безусловно, по многим причинам тщательно проследить биографию каждого сотрудника внешнеполитического ведомства не представляется возможным. В связи с этим, объектом нашего анализа стали руководители белорусских дипломатических миссий в зарубежных странах.

Так кто же они, обитатели белорусского дипломатического олимпа? Какое образование и профессиональную подготовку имеет среднестатистический белорусский посол?

В качестве ремарки следует отметить, что из более чем 50 руководителей белорусских посольств не нашлось ни одного выпускника факультета международных отношений БГУ. Впрочем, факультет сравнительно молодой, и, учитывая средний возраст руководителей дипмиссий, большинство из них пришли в сферу дипломатии еще до создания этого факультета в 1995 г.

Лица посольского корпуса

Начнем со стратегического и наиболее приоритетного для Беларуси направления внешней политики: стран Таможенного Союза, СНГ и ЕврАзЭС.

Посольство Беларуси в Российской Федерации возглавляет карьерный офицер, военный, выпускник Вильнюсского высшего командного училища и Военного Краснознаменного института Игорь Петришенко. На момент поступления на работу в МИД в 1996 г. в должности советника Игорь Викторович прямого либо косвенного отншения к дипломатической  службе не имел.

Посольство Беларуси в РФ имеет множество отделений в российских регионах. В Смоленске отделение посольства возглавляет выпускник сельхозакадемии в Горках Николай Куцко, в Уфе – выпускник той же академии Василий Новак. Дальневосточным отделением заведует Владимир Максимов, который в 1984 г. закончил Политехнический институт по специальности «Технология машиностроения». Интересы белорусов в других российских регионах представляют: выпускник Белорусского политехнического института Григорий Зубкевич, который до поступления на дипслужбу с 1976 по 1991 гг. работал «в народном хозяйстве на технических специальностях», математик Сергей Хизов, преподаватель физкультуры и по совместительству юрист Валерий Жданович. Список может быть продолжен.

Приблизительно аналогичную картину можно наблюдать и в стратегически важном (во всяком случае, по заявлениям главы государства) для нас регионе Кавказа и Средней Азии. Послом Беларуси в Казахстане является архитектор по образованию, выпускник Новосибирского инженерно-строительного института, экс-мминистр архитектуры и строительства Анатолий Ничкасов. В Кыргызстане – бывший первый секретарь Гомельского отдела ЛКСМБ, тренер-преподаватель и по совместительству юрист Виктор Денисенко. В Туркменистане – карьерный госслужащий Олег Табанюхов, имеющий на руках диплом упоминавшейся ранее сельхозакадемии в Горках. В Таджикистане – инженер-экономист Ольга Гаврук. Ветеран завода ПО «Интеграл», экс-заместитель председателя Минского городского исполнительного комитета Николай Пацкевич является послом Беларуси в Азербайджане.

Руководителями дипломатических миссий в государствах-соседях являются видные представители бывшей советской номенклатуры. Это аспирант Академии общественных наук при ЦК КПСС, ветеран госслужбы Валентин Величко (Украина), сразу двое выпускников Минской высшей партийной школы – Вячеслав Осипенко (Молдова) и Владимир Дражин (Литва). Физик Виктор Гайсенок возглавляет посольство в Польше.

Журналист и бывший партийный деятель Александр Островский стоит во главе недавно открывшегося посольства Беларуси в Финляндии.

Балканским направлением белорусской дипломатии руководят: транспортник, архитектор, экс-преподаватель ПТУ Владимир Чушев (Сербия), экс-военный Владимир Воронкович (Болгария), окончивший Ленинградское высшее военно-политическое училище противовоздушной обороны.

Как же обстоят дела с кадровым составом посольств в дальнем зарубежье? Неужели и на других континентах не удастся повстречать профессионалов с соответствующим образованием?

В Японии «у руля» профессор-химик Сергей Рахманов, в Стамбуле генконсульством заведует выпускник Академии физкультуры Игорь Белый. Ветеран машиностроительной отрасли Виталий Прима руководит посольством в Индии. Интересы «синеокой» в «поднебесной» представляет инженер-конструктор, бывший вице-премьер Виктор Буря. Агроном, растениевод, экс-сотрудник региональных ячеек КПБ Леонид Крупец – посол в Бразилии, инженер-технолог Валерий Садохо – во Вьетнаме.

С чем же связано то, что среди руководителей белорусских посольств практически отсутствуют дипломаты «от А до Я»?

По сугубо личному мнению автора, существует три возможных ответа на этот вопрос:

1. На высшие дипломатические должности назначаются, главным образом, приближенные к властной элите люди, а также представители бывшей советской номенклатуры, вне зависимости от их образования, профессиональных навыков и опыта дипломатической работы. Подобная практика, когда послами назначаются люди без дипломатического прошлого, имеет место быть и в других странах. Но обычно это известные персоналии, имеющие большой опыт международного общения, видные политические, культурные, гуманитарные деятели, чье имя непонаслышке знают далеко за пределами Родины.

Даже в соседней России «недипломатические послы» на момент своего назначения были весьма известными в обществе людьми. Например: Дмитрий Рогозин (бывший представитель РФ при НАТО), Виктор-Черномырдин (экс-посол в Украине), Валентина Матвиенко (экс-посол в Мальте и Греции).

2. Руководство страны почти не назначает на должность послов карьерных дипломатов. Какие причины лежат в основе таких кадровых решений, сложно сказать. Просто не подросло поколение «карьерников» либо их намеренно держат в тени? Ведь в штате МИД достаточно зрелых людей, пусть не с дипломатическим, но с языковым образованием, солидным опытом международного общения, со «старой закалкой», но «новым мышлением».

3. В белорусском МИД кадровая политика носит достаточно специфический характер. Дипмиссиями руководят люди, случайно попавшие на эту должность в рамках хаотичной ротации руководства республиканских органов государственного управления.

Какая бы ни была настоящая причина этого феномена, нам, простым белорусам, вряд ли удастся докопаться до истины. А молодым людям, мечтающим встать на путь дипломата, впору задуматься, а не придется ли всю жизнь «с предвкушением ждать этого путешествия»?

P.S. В заключение хотелось бы отметить, что среди руководителей белорусских посольств, особенно в западноевропейских странах, все же встречаются карьерные дипломаты, выпускники МГЛУ, МГИМО и даже Венской дипломатической академии. Другой вопрос, каковы результаты их деятельности на европейском направлении за последние два десятилетия? Но это уже совсем другая история…