Вадим Можейко

Традиционный «Минский форум», проводимый в столице Беларуси с 1997 г., после двухлетнего перерыва прошел в новом формате. Из официальной столицы Беларуси форум переехал в столицу духовную – Вильнюс, и прошел в виде конференции «Стратегии будущей политики Евросоюза в отношении Беларуси». Белорусские власти в лице приглашенных представителей МИД мероприятие проигнорировали, зато на конференции были широко представлены политические партии и движения Беларуси, представители гражданского общества и аналитики, включая и экспертов «Либерального клуба».


При всех благодарностях организаторам и лично Райнеру Линднеру, которым удалось в техническом плане сделать все на высшем уровне, тем не менее содержательная часть конференции навела на некоторые грустные размышления.

1. Европейский союз в целом представляет из себя настолько забюрократизированную структуру, что принятие им даже очевидных и простых адекватных решений чрезмерно затруднено и замедлено.

Как отмечала Анаис Марин из Финского института международных отношений, внешнюю политику ЕС в целом характеризуют запоздалость, несогласованность, излишняя уверенность в привлекательности своей модели.

Что может быть проще для реализации политики Евросоюза в отношении Беларуси, чем выдача шенгенских виз на срок до 5 лет (для этого даже не надо принимать никаких новых нормативно-правовых актов)? Или банальная нормализация погранконтроля на вокзале в Вильнюсе?

Это – сугубо внутриевропейские вопросы, решение которых никак не затруднено политической волей белорусских властей. Тем не менее, они так и не решены, и нет оснований полагать, что будут решены в ближайшее время. И это даже при условии, что МИД Литвы, председательствующей в ЕС, в курсе проблемы и более того – полностью согласен с предложенными мерами.

К сожалению, как заявил при ответе на мой вопрос вице-министр иностранных дел Литвы Андрюс Кривас, решение визового вопроса затруднено миграционными опасениями далеких от Беларуси стран ЕС (которые не знают, что за пару сотен евро абсолютно любой в Беларуси может получить шенген по фейковым приглашениям), а вопрос погранконтроля на вокзале Вильнюса не решается «в силу ряда объективных и субъективных причин», несмотря на однозначную позицию МИД по этому вопросу.

Если у Европы есть подобные трудности в решении даже таких простых вопросов, то сложно себе представить, чтобы ЕС смог быстро и внятно решать вопросы на уровне выработки внешнеполитической стратегии по отношению к Беларуси, реформирования «Европейского диалога о модернизации с Беларусью» и т.п.

2. Искренне поражает неосведомленность европейцев о ситуации в Беларуси. Казалось бы, за годы общения в стиле «А где это – Беларусь? Как, разве между Россией и Польшей что-то есть?» можно ко всему привыкнуть. Однако на этой конференции за обедом я имел честь общаться с одним – подчеркну – умным и уважаемым человеком, который достаточно продолжительное время работал как раз в европейско-белорусской программе.

Поскольку дело было через несколько часов после моего вышеупомянутого вопроса вице-министру Кривасу, за обедом мы также вернулись к теме виз для Беларуси. И мой уважаемый собеседник (напомню, работавший недавно в европейско-белорусской программе) задавал замечательные вопросы в стиле «А вам нужна виза, чтобы приехать в Вильнюс, или нет? И что, вам правда пришлось ее делать даже для этой конференции?»

Я прекрасно понимаю, почему Беларусь не стоит первым пунктом на повестке дня ЕС, и не считаю, что Европа почему-то обязана решать наши, белорусские проблемы. Но в то же время нужно понимать и другое. Было бы неверно называть причиной всех проблем в отношениях Беларусь-ЕС только нашего «Infant Terrible». Если ЕС не может (не хочет) «в силу ряда объективных и субъективных причин» вдумчиво и серьезно решать проблему отношений с Беларусью, то упомянутый «Infant Terrible» ее тоже не решит.

3. Как совершенно справедливо отметил словацкий эксперт German Marshall Fund of the United States Павол Демеш, надо называть вещи своими именами. «Есть в разных языках много хороших слов, но неверно называть санкциями то, что по любому словарю не является санкциями». С тем, что существующие «санкции» Евросоюза в отношении официального Минска неэффективны и по сути санкциями не являются, согласились и Анаис Марин из Финского института международных отношений, и глава Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько. При этом Анаис Марин справедливо заметила, что отмена санкций Макею также не привела к ответным шагам.

Не являясь политологом, я не рискну судить, что было бы продуктивнее и правильнее для ЕС в отношении Беларуси: ввести жесточайшие экономические санкции, как предлагал лидер «Европейской Беларуси» Андрей Санников, или же, напротив, эти санкции ослабить или вовсе отменить, как предлагали различные аналитики.

Отмечу лишь с культурологической точки зрения и своего личного опыта, что наихудший вариант – это оставить все с санкциями так, как оно есть сейчас. На данный момент «санкции» Евросоюза явно не представляют существенной угрозы для белорусских властей, а являются разве что мелкой шпилькой в стиле «нельзя, чтобы судья выносил политический приговор, а потом ехал гулять по Старому Вильнюсу».

Но белорусские власти по своей культуре европейцами ни разу не являются и, в отличии от меня, без ежемесячных прогулок по Старому Вильнюсу ничуть не грустят. Так что для властей проблемы от таких санкций довольно эфемерны, а потому санкции ЕС для них являются тем, что бесит людей больше всего: пустопорожними угрозами.