Евгений Прейгерман

Несколько недель назад в британской столице прошла Лондонская конференция по вопросам глобализации и мирового порядка. Мероприятие было организовано одним из лучших аналитических центров мира – Королевским институтом международных отношений, более известным как Чатхэм Хаус (Chatham House) – при поддержке Министерства иностранных дел Великобритании и целого ряда крупных компаний. 

Как и любая конференция с такой глобальной повесткой, Лондонская конференция, конечно же, не дала возможности глубоко и детально обсудить заявленные темы. Все ограничилось фиксацией проблем и мнений различных групп интересов и стейкхолдеров: бизнесменов, ученых, аналитиков, чиновников, политиков и дипломатов.

По итогам прошедших дискуссий на сайте «Либерального клуба» в скором времени появится отдельный материал. Пока же хотелось бы поделиться одним незамысловатым наблюдением.

В самом начале Лондонской конференции директор Chatham House Робин Ниблетт объяснил мотивацию его команды вложить около полугода организаторской работы, чтобы собрать лишь на один день сто-двести участников мероприятия со всего мира:

«Мы хотим, чтобы Лондон обязательно сохранил за собой статус одной из интеллектуальных столиц мира, чтобы мы всегда оставались в центре мировых процессов и дискуссий», – сказал он.

По той же причине час своего рабочего времени этой конференции посвятил и министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг.

Слушая этих двух видных в британской, да и мировой, аналитике и политике людей, я в очередной раз начал сам себе задавать до ужаса банальный юношеский вопрос. Почему англичане, которые и так имеют очень сильные интеллектуальные и образовательные традиции, считают важным проводить такие дорогие и времязатратные мероприятия, а мы в Беларуси зачастую не хотим даже пальцем пошевелить? Не говоря уже о том, чтобы потратить какие-то деньги и тем более время на организацию чего-то, что выходит за рамки поручений президента и правительства.

Вопрос не к белорусским властям или конкретным руководителям, а в целом. Концептуально, так сказать.

Почему в одних частях мира и Европы интеллектуальная и дискуссионная жизнь кипит, даже в самые финансово непростые времена, а в других или спит, или приобретает такие кондовые формы, что лучше бы просто спала?

Ответ может показаться очевидным: такова специфика политического режима Беларуси. Мол, все, что хоть как-то затрагивает вопросы политического и общественного развития, у нас работает по принципу «запрещено все, что не приказано». И большая доля правды в этом, безусловно, есть.

Но только ли в этом причина?

Кто-то по-настоящему пробует делать хоть что-то в рамках тех возможностей, которые имеются даже в существующей ситуации? Или нам это вообще не нужно? Ведь, как часто можно услышать, все это просто бла-бла-бла, треп языком без какой-то практической значимости. А у нас же в стране серьезные люди занимаются исключительно серьезными делами: чиновники перекладывают серьезные бумажки, бизнесмены зарабатывают серьезные деньги, ученые вообще слишком серьезные.

Не все, конечно. Есть, слава Богу, много и менее серьезных людей, которые все же проявляют интерес к общественному интеллектуальному бла-бла-бла. Но на общем системном фоне они совсем спорадичны.

Оно, наверное, для многих нормально и так. Ведь есть у нас Россия с ее имперской щедростью и всей таблицей Менделеева, есть возможность, если что, на заработки на Запад или Восток податься. Но все равно как-то волнительно.

Представляется, что, помимо российских кредитов, нефти и газа, у Беларуси есть лишь 3 потенциальных ресурса, которые могли бы обеспечить нормальное развитие страны на многие годы вперед. Это:

  1. Институты государства, общества и экономики.

  2. Политическое лидерство.

  3. Интеллект (общества как такового, политических и бизнес элит, отдельных лидеров).


Подчеркну: именно потенциальные ресурсы, то есть их нужно не только иметь, но и постоянно поддерживать в живом, конкурентном состоянии. Притом сразу все три.

С институтами у нас вообще проблема. Это тема для отдельного длинного разговора, но в любом случае здесь предстоит громадная и чрезвычайно сложная работа, успех которой будет зависеть от состояния двух других  ресурсов: лидерства и интеллекта.

С лидерством у нас, с одной стороны, все гораздо лучше: уж в лидерстве главному политическому субъекту Беларуси не откажешь. Но если это лидерство не приведет в самое ближайшее время к развитию конкурентоспособных институтов и не наполнит общественное пространство хорошего уровня интеллектуальным содержанием, то в исторической перспективе грош цена такому лидерству.

С интеллектом, как общественной категорией, все совсем печально.

В общем, почти замкнутый круг какой-то. Но если в других странах его получается разомкнуть, то и нам, наверное, ничто не мешает это сделать.

Чтобы присоединиться к числу интеллектуальных столиц мира, как это не парадоксально прозвучит, много ума не нужно!