Вадим Можейко

Недавний международный лагерь молодых либералов в Норвегии, в котором приняли участие и представители «Либерального клуба», наглядно продемонстрировал, насколько велика пропасть между молодыми либералами из разных стран. Эта пропасть не мешает продуктивной коммуникации, однако заставляет задуматься о том, почему слова «политическая деятельность» так по-разному понимают в разных уголках мира.

Вполне стандартный разговор после знакомства: and what do you do in your country? what about the situation in your country?

Рассказы про деятельность в Беларуси independent liberal think-tank многих весьма и весьма удивляют. Наша ежедневная работа все же слишком далека от стереотипов вроде «медведь-водка-балалайка» и bloody dictatorship. Впрочем, как раз в день моего отлета в Норвегию в Минске судили моих друзей из «Альтернативы» за вывешивание национальных флагов, так что свежих впечатлений о белорусской реальности для иностранцев у меня было предостаточно.

Из всех аналогичных историй, рассказанных мне, наиболее контрастно запомнились две.

Молодой норвежский либерал живет в одном из региональных городов и баллотируется в депутаты. Он бодро рассказывал о том, что его личный электоральный рейтинг на сегодняшний день равен общепартийному. О том, что на предыдущих выборах он занял шестое место, будучи самым молодым кандидатом. О том, что на следующих выборах у него есть все шансы занять второе место – а это даст ему возможность пройти уже на какой-то уровень выше (к сожалению, у нас не было возможности поговорить об избирательной системе Норвегии подробнее).

Молодой египетский либерал живет в Каире. Последние недели там постоянно происходят беспорядки, причем либералам сложно определиться, за они или против.

С одной стороны, свержение военными демократически избранного президента – это неправильно. С другой стороны, свергнутый президент был исламистом и совсем не либералом, а военные блюдут свои экономические интересы и проводят довольно адекватную политику.

Так что в таких условиях либеральная молодежь не всегда понимает, за кого она. Однако вкусивший революции Египет бурлит, и тем более активны молодые люди. Друзья моего знакомого египтянина вышли поздним вечером на улицы даже не за и не против – они вышли со своими друзьями, вышли посмотреть, что происходит на улице. И за последнюю неделю несколько друзей и однопартийцев моего знакомого египтянина были убиты вот так на улицах.

Самым впечатляющим для меня был даже не факт их смерти, а то, как буднично об этом говорил египтянин. Наверное, так же смотрел на меня норвежец, когда я абсолютно буднично говорил о посадках на сутки моих друзей за демонстрацию национальных флагов.

Из всего вышесказанного напрашивается сразу несколько выводов. Однако предоставлю вам возможность сделать их самим – в зависимости от того, что впечатлило вас больше всего.


Поиски взаимопонимания: Беларусь-Ливан