Опубликовано на сайте Onliner.by

Национальный банк заявил о понижении ставки рефинансирования до 10% — это одна из самых низких ставок в истории Беларуси. Буквально в феврале регулятор уже снижал ставку рефинансирования, а в прошлом году она падала восемь раз. Радоваться этому или нет? Спросили у эксперта.

— Что касается ставки рефинансирования, то были ожидания, что Нацбанк снизит ее в текущем году. Но не такими темпами, как в предыдущие периоды, — говорит экономист Антон Болточко. — Ведь ставка уже практически находится на историческом минимуме для Беларуси. И хотя инфляция также снижена до небывалых уровней для нашей страны, инфляционные ожидания все еще высоки.

То, что мы наблюдаем по факту, подтверждает наши предположения. Нацбанк все-таки понижает ставку рефинансирования до 10%, то есть на полпроцента, одновременно снижается ставка по двухсторонним операциям поддержки ликвидности. Там изменения составили 0,25 п. п.

Однако вот что интересно: в марте, после очередного заседания правления Нацбанка, главный регулятор оставил ключевые ставки без изменений.

При этом общая риторика по этой теме была такова, что якобы достигнут оптимальный уровень ставок и дальнейшее их снижение в нынешних условиях может вызвать чрезмерное давление на инфляцию.

(А как мы знаем, инфляция — ключевой ориентир политики Нацбанка.) При этом можно было найти достаточно много экспертных заключений, в том числе от международных организаций, которые соглашались с таким выводом.

Но в июне настроения меняются. Ставки идут вниз. В случае ставки рефинансирования — не на 0,25 п. п., а на целых полпроцента. Что же изменилось? За это время особых реформ в части структурной перестройки экономики мы не наблюдали. Эффективность работы госпредприятий не повысилась настолько, чтобы снизить кредитные риски для банковского сектора. Инфляция замедлилась, но инфляционные ожидания, согласно майским опросам, остаются на том же уровне. Доверие населения к белорусскому рублю растет, но не настолько, чтобы утверждать о решении проблемы долларизации экономики. А положительное сальдо на валютной бирже, судя по всему, формируется населением не от хорошей жизни. Поэтому изменилось только одно — отношение Нацбанка к описанной выше ситуации.

Думаю, что решение принималось на основе не только экономических факторов. Ведь работу Нацбанка некоторые профильные министерства и ведомства оценивают не по показателю инфляции, а по уровню ставок по кредитам. Для некоторых это важнее. И если бы регулятор не понизил ставки второй раз за год, то к нему могли быть вопросы. Но это только предположение, которое тем не менее может оказаться близко к истине.

В этих условиях главный банк страны решил устроить небольшой эксперимент, направленный на то, чтобы посмотреть, как отреагирует экономика на очередное снижение ставок в ситуации недореформированности.

В случае необходимости Нацбанк сможет вмешаться и не допустить реализации негативного сценария. По крайней мере, регулятор верит в то, что контролирует ситуацию. И судя по ситуации, он ее действительно контролирует. На данный момент.

По поводу рисков, к которым могут привести подобные решения. Один из основных — ускорение инфляционных процессов. Это в очередной раз может подорвать доверие населения к проводимой политике. То, чего так долго добивался Нацбанк, может быть потеряно. Особенно учитывая, что определенная доля роста цен зависит не от монетарных факторов, а от решения отдельных министерств. Так, например, планируемое повышение цен на бензин определенно скажется на общем уровне цен в стране. И Нацбанк на это повлиять не сможет.

Еще один риск таится в самой банковской системе. Снижение основных ставок приведет к падению не только стоимости кредита, но и к пересмотру условий размещения депозитов в коммерческих банках. А это также влечет за собой ряд последствий.

Будет ли еще понижение ставки? Я не исключаю это, но при этом подчеркну, что Национальный банк в ближайшее время будет действовать очень осмотрительно. В первую очередь руководство Нацбанка будет полагаться на аналитику за третий квартал. Если будет усиление инфляционных ожиданий, то я не думаю, что Нацбанк будет дальше снижать ставку рефинансирования.

У регулятора есть цель — инфляция не более 6%, и вероятность, что она подберется к этой планке, есть, хотя сейчас ее значение на уровне 4,5%. Вероятно, только в декабре, перед началом очередного года, мы можем наблюдать историческое событие, когда ставка рефинансирования преодолеет уровень в 10% и будет установлена на 9,75%.

Но, повторю, все зависит от развития ситуации в целом. Что еще хотелось бы отметить. Сегодня мы наблюдаем то, что экономику пытаются разогнать при помощи монетарных факторов, но при этом не на полную задействована бюджетная политика и не проведены структурные изменения. Но монетарные стимулы, которые могут увеличить экономический рост, ограничены. Поэтому пора оставить Нацбанк в покое, поставив перед ним две ключевые задачи — сохранение низкой инфляции и поддержание стабильного курса рубля, и заняться реальным реформированием экономики.

Ставка рефинансирования в 10% была дважды в истории независимой страны. Такой размер ставки был установлен в декабре 2006 года. Правда, на этом уровне она продержалась ровно три месяца, и дальше Нацбанк начал повышение. Затем 10-процентную ставку установили в октябре 2007 года. Она просуществовала до июля 2008 года. Что интересно, меньше 10% ставка рефинансирования не опускалась за всю историю независимой Беларуси. Самая высокая ставка рефинансирования в истории страны была установлена в декабре 1994 года. Тогда она равнялась 480%.