Вадим Можейко

Опубликовано на Naviny.by

Нет, я не перешел на обсценную аналитику — это просто цитата из заявления министра культуры Российской Федерации Владимира Мединского на Петербургском международном культурном форуме: «В чем я не вижу смысла — это снимать киноленты на деньги Министерства культуры, которые оплевывают выбранную власть, даже не критикуют. Это про тех, кто снимает кино по принципу «Рашка-говняшка». Зачем?».  

Господин министр, без сомнения, создал мем — теперь продукцию российского кинематографа однозначно будут делить на фильмы про «Рашку-говняшку» и про «Рашку-не-говняшку» (Рашку-крымнашку).

Конечно, стиль высказываний для министра культуры, мягко говоря, неоднозначный. Его уже раскритиковала член комитета Госдумы по культуре Мария Максакова в прямом эфире радиостанции «Говорит Москва»: по мнению депутата, выражение «рашка-говняшка» — это лексикон, «не подобающий для министра культуры».

Однако оставим «рашку-говняшку» и сосредоточимся на сути высказывания. Она, между тем, довольно любопытна.

С одной стороны, идея разделения искусства на «правильное» и «неправильное» исключительно вредная и обычно приводит к культивации псевдопатриотического трэша в ущерб настоящим талантливым произведениям.

На примере Беларуси это очень легко проиллюстрировать: скандальный «Авель» («Мы, братья») с американо-узбекской порнозвездой в главной роли и с львовским каскадером в виде режиссера-дебютанта получает бюджетные 2 млн. долларов и статус национального фильма, а «Майдан» Лозницы на родине режиссера предпочитают не замечать по политическим причинам.

С другой стороны, сама идея государственного финансирование искусства предполагает некий официальный отбор — бездарных претендентов на бюджет всегда будет больше, чем денег.

Симптоматична здесь позиция Андрея Звягинцева, российского кинорежиссера, чей последний фильм «Левиафан» получил награду в Каннах и выдвинут от России на «Оскара». Он выразил крайнее возмущение такой позицией Мединского, заявив в интервью The Guardian: «Он сказал: «Пусть все цветы растут, но мы будем поливать только те, которые нам нравятся». После этих слов он должен был быть уволен, потому что это прямое нарушение конституции, прямое нарушение самовыражения человека. Вы не можете навязать правила искусству. Все должны быть равны. Государственная помощь, без которой искусство не может функционировать, должна быть в равной степени распределена между всеми участниками» (выделено мной. — В.М.).

При всем уважении к таланту Звягинцева, я вынужден заметить, что он высказал полную чушь. Не бывает права на такую свободу самовыражения, которую обязано финансировать все общество (в т.ч. опосредованно, через госбюджет). Если действительно распределить госпомощь «в равной степени между всеми», то фильмы Звягинцева должны финансироваться наравне с кинопотугами уральского пьяницы — иначе это же «нарушение самовыражения человека». Не думаю, что это понравится и пойдет на пользу как Звягинцеву, так и всем кинозрителям.

Миф «искусство (спорт, школы, соцзабота etc.) не может функционировать без господдержки» уже столько раз был развенчан жизнью, что даже не хочется к нему возвращаться. Но все встает на свои места, если фразу чуть переформулировать: «Непопулярное, некачественное искусство...».

Могут ли выжить без господдержки бродвейские театры, Scorpions, Ларс фон Триер?.. Конечно. В отличие от бесталанных художников, всяких районных образцовых ансамблей и т.п., чье творчество можно продвинуть разве что в чиновничьи кабинеты под маркой патриотизма.

Конечно, легче всего жить, не думая про расходы, и творить без оглядки на бюджет. Все любят халяву, равно как и прикрывать ее пафосными пустыми словами про «национальную гордость», «государственное значение» и т.п.

Да, госфинансирование искусства может быть диким, идеологизированным, как у нас, или по-европейски культурным, политически нейтральным и независимым в своих решениях от власть придержащих. Но без критериев оно в любом случае обойтись не сможет — сомневаюсь, что даже щедрый минкульт пятой республики профинансирует фильм про «Францию-говняшку».

Так что художнику в любом случае придется выбирать — или независимость и полная творческая свобода с каким захочется самовыражением, или уютное существование в качестве придворного артиста со всеми вытекающими ограничениями.

 

***

Напоследок хочется процитировать бородатый советский анекдот:

Жил-был король — одноногий, однорукий и без глаза, и заказал он трем художникам портрет.

Первый нарисовал короля здоровым, с двумя ногами, руками и глазами, и был казнен — «не похож». Это был романтизм.

Второй нарисовал короля таким, как он есть, и был казнен — «оскорбление». Это был реализм.

Третий нарисовал короля сидящим на коне, в профиль, так что видны только одна нога, одна рука и половина лица. Он получил награду и стал придворным художником. Так появился соцреализм.