Опубликовано в газете “Белорусы и рынок” 

От Беларуси реформ требуют все: и международные кредитные организации, облобызав которые можно получить очередной кредит, и отечественный бизнес, который уже лично знаком с кризисом, и население, голосующее, согласно результатам соцопросов, за изменения, и экспертное сообщество, и, судя по словам главы государства, правительство в целом. 

Возможно, прав был экс-помощник президента по экономическим вопросам Кирилл Рудый, который в апреле в интервью русской службе «Голоса Америки» заявил, что «в Беларуси мы меньше говорим, но больше делаем, и мы не называем это реформами».

По моему мнению, за последние полтора года в Беларуси было сделано то, на что раньше налагалось негласное табу. Курс белорусского рубля торгуется на бирже с минимальным вмешательством регулятора. Для получения субсидии или льготного кредита государственным предприятиям приходится заручаться поддержкой непосредственно главы государства. Сокращение рублевой денежной массы (М2) по итогам 2015 года и вовсе историческое событие для нашей страны, ведь до этого Нацбанку ни разу подобное не удавалось.

Минтруда и соцзащиты наконец-то пересмотрело свои подходы к защите безработных. Планируется, что размер пособия по безработице будет исчисляться не в базовых величинах, а в бюджетах прожиточного минимума (разница практически в восемь раз!). По кабинетам министерства ходит еще несколько проектов, изменяющих систему адресной социальной помощи, которая понадобится в случае дальнейшего ухудшения экономической ситуации в стране.

Руки «реформаторов» добрались и до святая святых — сельского хозяйства. Подписанные в начале июля указы № 253 и 251 фактически объявляют приватизацию в сельскохозяйственном секторе. Конечно, это продажа собственности в усеченном варианте с большим количеством условий и подводных камней, однако раньше власти не решались даже на такое.

Некоторые крупные госпредприятия уже проходят оценку на возможность привлечения иностранного инвестора. Правда, делается это за закрытыми дверями, а общественность узнает о результатах, скорее всего, уже по факту.

Подведем промежуточный итог. В экономике наблюдаются изменения, которые нельзя называть реформами потому, что власть не готова признавать ошибки в прежней экономической политике. Непризнание реформ не позволяет проводить их системно. Пока это хаотические действия по вытягиванию беге­мота из болота собственными силами: усилий много, а результат незначительный. В то же время систематизация и объединение усилий могли бы дать весьма заметный эффект. Более того, в нынешнем виде хаотические действия способны привести даже к негативным последствиям.