Никита Беляев

Разговоры о снятии некоторых чиновников с достаточно высоких должностей ведутся уже достаточно давно. К примеру, в прессе дату отставки премьер-министра назначали уже несколько раз. Ожидалось, что по этому вопросу президент примет окончательно решение 6 июня на совещании по итогам работы экономики за первое полугодие, однако совещание так и не состоялось, а Михаил Мясникович по-прежнему занимает свой пост. 

На прошлой неделе, 19 июня, во время своего визита в Солигорский район Александр Лукашенко сделал несколько интересных заявлений как по поводу кадровой политики, так и по ряду экономических вопросов.

Так, президент в очередной раз озвучил: «В ближайшее время мы проведем серьезную ротацию кадров и заменим, начиная от правительства до руководства крупных предприятий, которые обеспечивают благосостояние нашей страны, если не будет должного результата».

Уже сейчас можно сказать, что вероятность «должного результата» достаточно мала, а это значит, что вероятность ротации кадров возрастает и, по различной информации, такое событие может произойти в августе-сентябре этого года. В очередной раз поднимется новая волна обсуждений и споров, чего же ожидать от новых назначений?

Однако, забегая вперед, можно с определенной долей уверенности сказать, что глобальных изменений, связанных с назначением новых людей, скорее всего, не предвидится. И дело тут вот в чем.

Во-первых, в сложившейся системе государственного управления Республики Беларусь должность министра или даже премьер-министра не подразумевает самостоятельности в реализации решений и их окончательной разработке. В этом случае даже если на высокий пост допустят человека с реформаторским мышлением, маловероятно, что он сможет масштабно изменить, к примеру, экономическую политику. «Линия партии» уже давно и прочно зацементирована. Пример - известная выволочка Михаила Мясниковича и Сергея Румаса за их совместную экономику.

Кстати, сейчас премьер-министр продвигает уже совсем другие идеи – установление ограничений на продажу импортных товаров в магазинах и снижение ставки рефинансирования.

Во-вторых, де-факто практически ни одна должность в правительстве не обладает достаточным объемом полномочий, чтобы «протащить реформы». Обычно, если не хватает полномочий, то может помочь авторитет. Но в отечественной системе госуправления рост авторитета у чиновников стараются вовремя приостановить. В свое время с этим столкнулся бывший премьер Сидорский, да и глава Администрации президента  Андрей Кобяков периодически получает замечания по этому поводу.

В-третьих, возвращаясь к поездке президента по Солигорскому району: президент в очередной раз четко обозначил основные механизмы стимулирования, сложившиеся в системе государственного управления: «Чего не хватает «Беларуськалию» или другим предприятиям? — отметил президент. — Что еще надо? Нужен кнут, как я часто говорю своим чиновникам, и хорошее давление, чтобы работали».

Такой подход в современных условиях явно не способствует выработке, продвижению и лоббированию новых идей, скорее наоборот – покорности и безропотности.

Таким образом, новый назначения, безусловно, вызывают определенный интерес, но вот жить ложными ожиданиями все-же не стоит.