Сергей Опейкин

Не люблю я слов «сочувствие», «сострадание», « соболезнование». Нет – это хорошие, красивые, замечательные слова, но в ситуации более чем трагической они звучат как-то пусто. Слова ради слов… Надо что-то сказать – вот и говорим. А ведь словосочетание – «я тебе сочувствую» подразумевает, что ты чувствуешь тоже самое, но чтобы чувствовать тоже самое - нужно пережить тоже самое, или пройти через нечто подобное. Также и с состраданием и соболезнованием. Говорим там, где надо молчать и молчим там, где надо говорить. По этому, на мой взгляд – нужно просто принести цветы и зажечь свечу и просто помолчать. Осознать…


Мы слишком долго предавались самоуспокоению. Конечно не без помощи СМИ. Независимые СМИ мне напоминают мальчика из библейской притчи – он кричал «Волки!», когда волков не было, и этому мальчику верить перестали. И вот когда действительно пришли волки – мальчик снова закричал, но на его зов никто не пришёл, и волки мальчика растерзали. Но с нашими «мальчиками» ничего не случится – и они ещё очень долго будут кричать «Волки, волки!» и теперь наверняка ещё чаще и громче… Государственные СМИ – вот это просто прелесть. Вы знаете, в чём была самая главная проблема «Титаника»? Самая главная проблема «Титаника» была в том, что все были совершенно уверены в его непотопляемости (хотя закон Архимеда никто не отменял), и, кстати именно благодаря СМИ. И вот когда он начал тонуть, то даже Леонардо ДиКаприо и Кейт Уинслет думали, что всё обойдётся. Ан нет – не обошлось. «Дорогие пассажирчики, наш кораблик получил пробоинку в бортике, в результате столкновения со льдинкой, из-за чего образовалась дырочка размерчиком 3,5 на 2,7 метрика в которую заливается холодненькая океанская водичка. Но ничего страшного – наш доморощенный экспертик по корабликостроению нас заверил, что всё в пределах нормы: ведь если кораблик назвали «Титаник», он не может утонуть. Но! Даже если он уйдёт под водичку – так это же даже здорово: у вас, уважаемые пассажирчики, есть замечательный шанс познакомиться с удивительным биологическим разнообразием обитателей морского дна. И за эту великолепную экскурсию мы дружненько поблагодарим нашего капитанчика.» Так наверняка писал бы (вот тут я не знаю, на какой гласной ставить ударение) с борта тонущего «Титаника» журналист какой-нибудь беларуской государственной газеточки. «Ложь должна быть чудовищной, чтобы в неё поверили» - говорил доктор Гебельс. Вот тут я со стариной Йозефом в корне не согласен: если из киноэкранов и страниц газет на людей льются потоки лжи, то люди вообще перестают верить чему-либо. Даже правде. И наши госканалы резко изменили стиль работы – стали вещать в режиме on-line…


Битое стекло, разбросанные ошмётки личных вещей… Растерзанный спуск на станцию метро «Октябрьская». И вот более всего мне запомнилась пачка рассыпанного сахара, показанная крупным планом… «Белбакалея»… Вот закрутила человека массовая истерия по поводу исчезновения сахара, подсолнечного масла и загадочного курса доллара. И вот поверил человек, и вот взрыв, и вот теперь это всё не имеет смысла. Не знаю… Это всё как-то не реально. Не правда. Не может быть такого. Это какой-то другой Минск и какая-то другая Беларусь. Те, которые в телевизоре. В том, в котором Тель-Авив, Кабул, Сектор Газа и ещё какие-то другие иностранные города. Так и хочется спросить – ребята, а вы адресом случаем не ошиблись, страной, континентом? Настолько это всё чужое. Настолько это всё не воспринимаешь. Настолько мы привыкли, что всё это где-то, где угодно, но только не у нас... Но это реальность. Начинаешь понимать американцев с их изрядно заюзанным 11.09.2001. В том плане, что Беларусь уже никогда не будет той, какой была до этого. Наступила новая эпоха. Нас КОСНУЛОСЬ. Всё это лично у меня вызывает чувство растерянности и недоумения – вроде как придти в Белгосфилармонию на симфонию Вагнера под диррижированием Растраповича и в фойе подвергнуться вооружённом разбойному нападению в лучших традициях Чикаго 20-х годов прошлого века: с молодчиками в туфлях с гетрами, пальбой в воздух из автоматов Томпсона и прочими удовольствиями. И вот всё это проносится – и… Что это было???


Но это всё моё восприятие – эмоции, рефлексии. И не успел развеяться пороховой дым, оставленный гангстерами в филармонии, как на следующий день прошёл слушок – взорван автобус. Невнятный такой слушок: вроде кто-то кому-то позвонил и что-то сообщил. И вот тут мне по-настоящему стало не по себе. Потому, что вымыслы рождаются там, где отсутствуют факты. Ведь вчера тоже сначала где-то что-то вроде как. Только через час выяснилось – ЧТО. Подумалось – значит, кто-то за нас взялся. И основательно так взялся. Но с выводами не спешил. Только потом выяснилось, что не взорвался, а просто загорелся, и не два автобуса, а один. Фу – выдохнули. Но! Народ уже был морально готов, что снова будет теракт…


И взрыв произошёл. Но другой. Исчезнувший было сахар и подсолнечное масло посыпались на обалдевшего покупателя, как… Ну не знаю, как что они посыпались (с метафорами тоже перебарщивать не стоит), но во многих магазинах просто невозможно стало перемещаться из-за сахарных баррикад. Вот поймал себя сейчас на мысли – а может это действительно баррикады: сахар ведь похож по консистенции и плотности на песок (он, кстати так и называется – «Сахар-песок»), а за поддоном с сахаром можно укрыться от пулемётной очереди как минимум, да и от взрыва гранаты тоже… И магазин - это место массового скопления людей, (особенно вечером), так что случай чего - площадь эффективного разлёта поражающих элементов уменьшается в разы. Если я правильно уловил замысел авторов этого зехера с баррикадами – то я снимаю перед ними шляпу: маскировка конгениальная. Народ сыт и спокоен. А главное – надёжно укрыт. За сахаром… При помощи же подсолнечного масла можно сделать компресс – и приложить его к какому-нибудь месту. Интересно – можно ли положить компресс на рану в душе… Если можно, то дорогие мои беларусы, прикладывайте компрессы на свои скорбящие души, и посыпайте сахаром – благо, его теперь предостаточно. Только с сахаром поакуратней – а то баррикады растащим, где тогда прятаться будем…


Я нарочно не затрагивал темы о задержанных, о версиях и гипотезах (блин – унабомбер из Витебска, куда дальше?) – в начавшейся «охоте на ведьм» ничерта не поймешь. Верные воины настолько подозрительно быстро бросили свежесрезанные скальпы врагов к ногам жаждущего кровавой мести верховного вождя, что многие задаются вопросом – а те ли команчи под томагавк попали? Нам что нужно – правда, или гора черепов с картины Верещагина «Апофеоз войны»? И почему у наших правоохфигительных органов такого рвения не было раньше, такой ошеломительной скорости раскрытия преступлений? После 3-го июля 2008 года на любом массовом гулянии, работников милиции было едва ли не больше чем отдыхающих. И меры предосторожности в виде всяких там детекторов, барьеров, загонов, «в нетрезвом виде проход запрещён», тоскующих в грузовиках солдатиках… Минск в дни праздников превращается в съёмочную площадку голливудского блокбастера про нападение инопланетян или эпидемию зомбизма. А летающих тарелок и зомбиев нетути – потому, что в нетрезвом виде проход воспрещён. Нет, оно понятно, что вышестоящее начальство работников правоохранительных органов, пообещало своим подчинённым поотрывать им органы детородные, если что не так – вот ребята и стараются. Только неэффективно оказалось всё это. И зомбиев зря обидели.



P.S. Скорблю со всеми вами, братья и сёстры. В постигшей нас беде мы должны быть сильными. Берегите себя и друг друга.