Опубликовано на Onliner.by

В любом случае вероятность выхода велика. Поэтому многих сегодня волнует вопрос о том, станет ли гипотетический Brexit началом конца Евросоюза? Ответ можно дать однозначный: нет, не станет. А вот вызовет ли он существенные изменения внутри ЕС? Также однозначно: да, вызовет. Правда, большие изменения ждут единую Европу вне зависимости от исхода британского референдума.

Если британцы все же решат жить отдельно от Евросоюза, это, безусловно, станет историческим событием. Из ЕС еще не выходили. До сих пор туда только стремились попасть, иногда даже ценой больших человеческих жертв.

Хотя в Соединенном Королевстве скепсис и недоверие по отношению к европейской интеграции всегда были сильны. И похожий референдум там уже проходил в 1975 году: тогда 67% островитян захотели остаться в составе Европейского экономического сообщества.

Гипотетическая победа сторонников выхода из ЕС варианта 2016 года вызывает множество вопросов. Главные из них: как отделение будет происходить на практике и что это будет значить для всего Европейского союза?

Особенно в данном случае будет интересно понаблюдать за тем, как главный политический орган Великобритании — палата общин — станет внедрять необходимые для выхода законы. Дело в том, что абсолютное большинство членов нижней палаты парламента активно выступает за сохранение членства своей страны в ЕС. Да и сам процесс займет 7—10 лет и потребует значительных финансовых затрат и усилий в виде трудочасов специально назначенных для этого юристов и чиновников.

Мысль о возможном выходе Соединенного Королевства, конечно же, пугает многих. Прежде всего, своей неизвестностью и нерегламентированностью. Отсюда и нервная реакция руководителей других государств — членов ЕС, многие из которых пытаются донести свои аргументы до британских избирателей. Есть некоторые опасения и эффекта домино: когда выход одного государства может активизировать подобные дискуссии и в других, особенно учитывая многочисленные проблемы, с которыми сегодня столкнулась единая Европа.

Правда, есть и противоположные дискуссии. В Шотландии, например, все больше говорят о еще одном референдуме о выходе уже из состава Великобритании, если последняя решит попрощаться с ЕС.

При этом повторюсь: трагедией для ЕС решение Лондона о выходе в любом случае не станет. Хотя, разумеется, вызовет необходимость пересматривать огромный пласт соглашений и регуляторных практик. Достаточно сказать, что всем институтам ЕС (особенно Европейскому Совету и Совету ЕС, Еврокомиссии и Европарламенту) придется перестраиваться для работы без одного из самых больших государств-членов, перераспределять его голоса и квоты в рамках существующих механизмов принятия решений, искать новый баланс интересов по ряду ключевых политических и экономических вопросов.

С точки зрения экономики, больше всех последствия потенциального Brexit могут почувствовать в Ирландии, Нидерландах и на Кипре: именно у этих стран наиболее интенсивная торговля, межбанковское и финансовое сотрудничество с Британией.

В то же время показательно, что 65% немецких экономистов, опрошенных мюнхенским институтом Ifo, считают, что на Германию возможный выход Соединенного Королевства из ЕС будет иметь лишь незначительное влияние. И только 12% ожидают, что такое решение британцев может обернуться для Германии серьезными потерями.

Более того, в долгосрочной перспективе выход Британии может, наоборот, способствовать интенсификации некоторых интеграционных процессов в ЕС. Например, в сфере военного сотрудничества, где Лондон традиционно выступает тормозом более интенсивной совместной работы. И в сфере общей внешней политики и политики безопасности, что, к слову, в какой-то степени сможем почувствовать и мы в Беларуси.

Выпадение Великобритании из системы выработки общей внешней политики ЕС несколько усилит позиции Берлина и Парижа, которые традиционно имеют более существенные интересы в нашем регионе, чем тот же Лондон. Поэтому с большей вероятностью в решениях и действиях ЕС в отношении России и стран постсоветского пространства будет проявляться прагматизм. Для безопасности Беларуси, как недавно было подчеркнуто на конференции экспертной инициативы «Минский диалог», более прагматичная позиция ЕС была бы очень полезной.

Но это только в том случае, если британцы все же поддержат Brexit. Подождем их решения.