Слова о том, что СМИ – это четвертая власть, уже давно не новы. И желание каждого недемократического правительства их контролировать это только подтверждает. Однако насколько возможен такой контроль СМИ? И я сейчас говорю не про альтернативные источники информации – существование подпольных газет, спутникового телевидения или сарафанного радио, – а про то, насколько эффективным может быть такой контроль? Позволяет ли он менять ту информацию которая в конечном счете доходит до человека – или же меняется лишь форма, в которой эта информация подается?


Примерно та же ситуация получается и с высказываниями президента и других высоких чиновников.


Частоту случаев, когда Лукашенко перед журналистами проговаривался о чем-то в большей или меньшей степени секретном, хорошо проанализировал Валерий Карбалевич в своей книге «Александр Лукашенко. Политический портрет». Умение хранить тайны белорусскому лидеру совсем не свойственно. В той или иной форме он постоянно их раскрывает, иногда даже себе во вред (например, как это было с растиражированной фразой «Мы выборы [2006 года] сфальсифицировали»).



Высказывания высших чиновников, безусловно, содержательно и сущностно отличаются от высказываний президента. Из-за специфики белорусской модели люди даже на самых высоких постах зачастую не знают, каких именно решений «сверху» ожидать. Однако цена ошибки – карьера, так что в тоге высшие посту занимают как раз те, кто даже в таких условиях может более-менее предсказывать направление движения государства. И так или иначе, но это отражается и на их высказываниях.



Таким образом, из государственных СМИ и из выражений чиновников высшего ранга становится довольно ясно реально положение вещей в Беларуси, в т.ч. – будущее.


Учитесь слушать!


В контексте этой темы весьма важно заявление Александра Лукашенко 13 января 2009 года в ходе посещения им предприятия «Белкоммунмаш». Напомним, тогда как раз состоялась 20% девальвация белорусского рубля.


«Некоторые договорились до того, что Лукашенко должен был за неделю, за десять дней объявить, что будет девальвация национальной валюты … Слушайте, какой абсурд. Представьте, я объявил бы это до нового года. Народ бы вместо новогодних праздников ломился бы в какие-то двери, — считает А.Лукашенко. — Нигде об этом никто не объявляет. Тем более если кто-то умеет меня слушать, я об этом говорил в интервью с нашими журналистами. Я, правда, примерно сказал: ну и что, если там на 10 [процентов], чуть больше мы девальвируем нашу валюту. Это что, такие большие потери? Возьмите мое выступление. Даже здесь я намекнул на то, что мы держать не будем».


Президент буквально «разжевал» здесь свой предыдущий message: действительно, о девальвации он в принципе предупредил, разве что в мягкой форме. Вопрос здесь действительно в умении слушать его выступления.


Повторение – мать учения


Для тех белорусов, которые не выучили урок с первого раза, он был повторен: 17 марта 2011 года бывший тогда главой Нацбанка Петр Прокопович рассказал в интервью для телеканала СТВ, что девальвации в Беларуси не будет:


«Все говорят о том, что завтра-послезавтра будет большая разовая девальвация. Называли сроки и 9, и 14, 16. Население все ждет и никак не может успокоиться. Пока я являюсь председателем правления Нацбанка, никакой разовой одномоментной девальвации никогда не будет. У нас достаточно опыта, который мы накопили за 15 лет, и этот опыт говорит о том, что это плохое решение для белорусов. Раз плохое решение, мы его выполнять не будем. … У нас цель одна — … довести среднюю зарплату … не менее чем до 3 млн. рублей. Эта задача реальная, если мы все будем над этим работать».



Золотые слова «если кто-то умеет меня слушать» здесь проявились весьма ярко, целиком в манере А.Лукашенко. Как неоднократно подчеркивал в уже упомянутом исследовании Валерий Карбалевич, это типичная манера Лукашенко – повторять с отрицательной приставкой какие-то факты, которые реально существуют, но признавать которые ему не хочется. И опытный номенклатурщик Прокопович – не единственный чиновник, который эту манеру (вольно или нет) перенимает. В итоге по подобным словам довольно легко понять, что же ждет белорусов в реальности.


И более того: Петр Петрович, как настоящий финансовый гуру, дал точнейший прогноз по средней зарплате на год вперед, целиком сдержав свое обещание «довести среднюю зарплату … не менее чем до 3 млн. рублей». Ведь в апреле 2012 года средняя зарплата в Беларуси действительно составила Br3,252 млн.! О том, сколько это будет в долларах, Прокопович не упомянул…



Бог троицу любит



Похоже, белорусам спешат преподнести и третий урок на всё ту же тему и с тем же message: «Учитесь слушать чиновников! Учитесь слушать госСМИ!».


Как заявил 5 июня в эфире программы «Сфера интересов» на телеканале «Беларусь 1» заместитель председателя правления Нацбанка Тарас Надольный, «курс доллара до конца года не достигнет прогнозной оценки 9150. Нацбанк не видит никаких проблем, связанных с временным изменением курса, более гибкой динамикой».


В контексте всего вышесказанного, какие можно из этого сделать выводы? К декабрю 2012 курс доллара к белорусскому рублю не достигнет отметки в 9150 – например, остановится на 9100. И здесь нет ничего страшного, никакой девальвации – ведь «Нацбанк не видит никаких проблем с более гибкой динамикой». Еще один «прекрасный» сценарий – официальный курс остановится на 9140 и застрянет там, как это уже было в прошлом году с «прогнозной оценкой» коридора колебаний корзины валют в 8% (все последствия такого сценария аналогичны лету-2011).


И обратите внимание: в обоих этих неприятных сценариях заложено подтверждение слов Тараса Надольного! Чиновник не соврал, всё сказано ясно и понятно – конечно, если кто-то умеет его слушать.


Государственные СМИ: всё сказано


Зайдя сегодня на сайт государственного информационного агентства БЕЛТА, я случайно обнаружил шикарную ленту новостей, прекрасно иллюстрирующую фразу «надо уметь читать госСМИ». В принципе, из основных заголовков главного государственного информационного ресурса довольно легко понять основные проблемы, ожидающие Беларусь в ближайшее время.



После такой ленты заголовков сразу вспоминается несколько отрывков из романа Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»:Первая заметка о катастрофе в Миннесоте появилась в газетах три дня спустя. Сообщалось, что фермеры, ожидавшие на улицах Лейквуда в течение шести  дней, разгромили здание местного  суда, дом  мэра  и  здание железнодорожной станции. Затем сообщения из Миннесоты внезапно исчезли с газетных полос, газеты замолчали, а потом начали печатать увещевания, призывавшие не верить непатриотическим слухам.



Газеты подобно марионеткам кричали одинаково воинственно и в один голос: «Приписывать дезертирству Хэнка Реардэна столь важное значение является изменой обществу. Это подмена общественной морали обветшалым убеждением, что личность может иметь какое-то значение для общества». «Изменой обществу является и распространение слухов об исчезновении Хэнка Реардэна. Мистер Реардэн не исчез, он в своем кабинете, руководит своими предприятиями как обычно». «Это измена обществу – освещать в непатриотических тонах трагическую потерю Хэнка Реардэна. Мистер Реардэн не дезертировал, он погиб в автомобильной катастрофе, направляясь на завод, его убитая горем семья настояла на скромных похоронах».



На следующее утро газеты призывали население не верить слухам, будто в южных штатах что-то происходит. В секретных донесениях, адресованных мистеру Томпсону, сообщалось, что между Джорджией и Алабамой начались вооруженные столкновения за обладание заводом, выпускающим электрооборудование.



Фраза «На следующее утро газеты призывали население не верить слухам, будто в южных штатах что-то происходит» выглядит еще одним заголовком для БЕЛТЫ. «Резкого ухудшения ситуации с занятостью населения и безработицей в 2012 году не ожидается» – однако не ожидается еще многого (например, закрытия футбольного клуба «БАТЭ» или высадки марсиан), но об этих «не ожидается» БЕЛТА почему-то не пишет. Любопытно, почему.


Всё дело в том, что выражение госСМИ «В южных штатах ничего не происходит» имеет смысл только тогда, когда в южных штатах что-то очень даже происходит.