Опубликовано на на сайте «СБ. Беларусь сегодня»

За последнее время было принято немало мер по совершенствованию этой сферы, однако не все из них были успешны и достигли своей цели. К примеру, важным этапом реформирования системы государственного управления стало создание и подписание Директивы Президента № 2 от 27 декабря 2006 года “О дебюрократизации государственного аппарата и повышении качества обеспечения жизнедеятельности населения”. 

Можно сказать, что благодаря этому документу наш госаппарат стал более открытым и доступным для общества. В государственных органах начал функционировать механизм “одно окно”, стала более эффективной система обращений и жалоб, да и в целом органы власти были избавлены от значительной части ненужного бюрократизма.

Другая же известная попытка повысить эффективность системы госуправления — принятие в 2013 году Указа Президента № 168 “О некоторых мерах по оптимизации системы государственных органов и иных государственных организаций, а также численности их работников” — была, увы, не столь успешна. Дело в том, что документ был направлен на повышение эффективности госаппарата через сокращение численности госслужащих, однако не затрагивал других важных вопросов. Например, таких, как функции госорганов и повышение престижа госслужбы.

В результате получилась в чем-то парадоксальная ситуация: количество госслужащих сократили на 30 процентов, при этом функционал госструктур остался прежним. Соответственно в некоторых случаях перегруженные работой ведомства получили еще больше нагрузки на фоне нехватки рядовых исполнителей.

Последний пример показывает, что, говоря о сокращениях в госаппарате, нужно в первую очередь подразумевать функции госорганов, а не персонал. Ведь излишние и зачастую дублирующиеся функции негативно сказываются на результатах работы всей системы управления. Скажем, не совсем понятно, для чего Минсельхозпроду функция по регистрации и постановке на учет колесных тракторов, прицепов к ним и самоходных машин? Ведь логичнее передать ее МВД, для которого эта функция является профильной. Или, к примеру, необходимо ли работникам прокуратуры в рамках надзорной деятельности осуществлять выезды в сельхозорганизации для проверки подготовки техники к зимнему сезону? Возможно, эффективность работы прокуратуры повысилась бы, если бы работники ведомства могли сконцентрироваться на решении целевых задач.

Похожая ситуация наблюдается и в сфере контрольно-надзорной деятельности, где на проверочную деятельность Комитета государственного контроля (центральный орган контрольно-надзорной деятельности) приходится менее 5 процентов всех проверок. Остальные 95 процентов проверок проводят другие органы, обладающие контрольно-надзорными функциями. Таковыми на сегодня является 38 (!) организаций.

Об этих аспектах говорил Александр Лукашенко, давая поручения по реформированию системы новому Главе Администрации Президента Наталье Качановой: “Главное, что лишние чиновники, которые друг у друга порой болтаются под ногами, — это вред. Надо оставить столько, сколько надо, сократив соответствующие функции, и перенести эти функции вниз на предприятия”.

Таким образом, правильным основополагающим шагом для повышения эффективности системы государственного управления стал бы анализ полномочий госструктур. Он позволил бы определить дублирующиеся или несвойственные функции, то есть те, которые нужно оптимизировать или вовсе отменить. Эти меры позволят создать базовые условия для развития госаппарата, решения проблем с престижем государственной службы и результативностью работы министерств и ведомств.

Кроме того, уже сегодня существует ряд предложений, способных улучшить положение дел в системе государственного управления. К примеру, заслуживает внимания инициатива Совета по развитию предпринимательства по написанию законопроекта “О саморегулируемых организациях”. Основная идея документа в том, чтобы передать некоторые функции госорганов бизнес-ассоциациям и союзам, разгрузив тем самым госструктуры и повысив эффективность регулирования отдельных сфер экономики. Или, к примеру, идея о разделении функций государства как собственника и регулятора, которая нашла свое отражение в Программе социально-экономического развития на 2016—2020 годы, также имеет двойной позитивный эффект: снизить нагрузку на госаппарат и способствовать развитию конкурентных условий для предприятий различных форм собственности.

Сегодня в нашей стране есть большое количество подобных инициатив. Важно, чтобы они перешли от стадий идей и деклараций к реально действующим нормам.