Евгений Прейгерман

Пока политические лидеры (или их представители) стран ЕС и восточноевропейской шестерки только съезжались на Рижский саммит «Восточного партнерства», информационное пространство взволновала новость от дипломатических источников. Армения и Беларусь отказались подписывать итоговую декларацию саммита из-за фразы о незаконной аннексии Крыма Россией. 

Едва ли такая новость могла удивить тех, кто более-менее следит за международными отношениями в регионе Восточной Европы. Тем более, что белорусский МИД заблаговременно и недвусмысленно о своей позиции заявлял даже в СМИ, не говоря уже о дипломатических каналах. Однако по какой-то причине проблема так и «повисла» почти до самого последнего момента. В итоге, за неимением других информационных поводов, ее весь день 21 мая с удовольствием обсуждали многие участники конференции гражданского общества, которая также прошла в эти дни в Риге.

Поведение Минска и Еревана, разумеется, вызвало у большинства делегатов конференции крайне негативные эмоции и тотальное осуждение. В том числе и у некоторых участвовавших в ней дипломатов, которые в кулуарных беседах выражали удивление по поводу позиции руководства Беларуси.

Романтика как политический жанр

С активистами, представляющими разные неправительственные организации, в этом смысле все понятно. На то они и активисты, чтобы всегда и везде отстаивать свои представления о том, что такое хорошо, а что плохо. А представления эти под влиянием глобализации формируются, в первую очередь, на общечеловеческой ценностной основе. То есть ценностные, нормативные убеждения преодолевают межгосударственные границы и становятся намного сильнее всех других факторов, обрамляющих позицию человека по политическим вопросам.

Другое дело, что иногда за общими ценностными представлениями люди не видят куда более сложной, чем кажется, реальности. И тогда их требования к этой реальности оказываются слегка упрощенными. Потому участвовавшие в конференции еврокомиссар Йоханнес Хан и министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевичс и предложили представителям НГО периодически пробовать себя на поприще госуправления. Чтобы, так сказать, проводить сверку с реальностью.

Понятна и позиция представителей Украины. Как официальных лиц, так и все тех же активистов. Для них вопрос Крыма – это одновременно большая боль и дипломатическая прагматика в сложившейся геополитической действительности.

А вот осуждающие комментарии, которые по поводу действий Минска и Еревана неофициально можно услышать от отдельных европейских дипломатов (хотя, справедливости ради, не так уж и от многих), выглядят странно. Как и, еще раз подчеркнем, сам факт того, что за сутки до начала саммита образовалась такая ситуация.

После Крыма, а тем более на фоне кризиса в Донбассе, каждый европейский дипломат, занимающийся регионом Восточной Европы, давно должен извлечь до банальности простой урок. Как бы кому ни хотелось, но realpolitik прочно вернулся в нашу часть мира.

А с учетом региональной специфики и внешнеполитических возможностей самого Евросоюза лучшее, что европейские дипломаты и политики могут сделать для своих собственных интересов и всей системы европейской безопасности, это стать более внимательными к своим восточноевропейским партнерам. Другими словами, в сегодняшней геополитической эскалации ЕС необходимо элементарно понять реальные потребности, возможности и ограничения стран, расположенных между ним и Россией.

Иначе разного рода кризисы еще не раз преподнесут нам всем трагические сюрпризы.

Опять эта «пятая колонна»?

Однако самое интересное в этой ситуации другое. С осуждением к позиции официального Минска отнеслись и многие гражданские активисты из самой Беларуси.

Оно-то и понятно, объяснили бы государственные идеологи: это же «пятая колонна» – им чем хуже, тем лучше. И до сих пор такое не особо изощренное объяснение всех во власти, похоже, вполне устраивало. Однако, как и европейским дипломатам, руководству Беларуси стоило бы и здесь задуматься об изменившихся реалиях, в которых нам придется в ближайшие годы жить.

Нет, множество людей в нашей стране действительно во всем видят только кровожадный диктаторский режим. Но это не особо уважительный повод для белорусских властей продолжать подпитывать проблему, которая напрямую угрожает национально-государственным интересам Беларуси.

За все эти годы белорусскому обществу так и не удалось преодолеть проблему конфронтационности абсолютно по всем вопросам государственного управления и развития страны. Любая политическая дискуссия априори воспринимается конфронтационно, а государственный и оппозиционный полюсы эту конфронтационность и даже воинственность, как правило, с удовольствием поддерживают.

Нормальной национальной дискуссии в таких условиях нет и не может быть. А тогда откуда у людей, исключенных из процессов обсуждения и принятия государственных решений, может возникнуть полноценное понимание того, в каких реальных внутренних и внешних условиях живет страна? Ну, а без такого понимания в любой сложный исторический момент общество будет находиться на фатальной грани: оно будет еще сильнее фрагментироваться под действием сложных противоречий и неосознанных собственных интересов.

Некоторые минимальные попытки наконец начать нормальную общенациональную дискуссию в последнее время все-таки делаются. Можно даже вспомнить недавнее послание президента народу и парламенту, в котором он призывал депутатов к разговору с оппозицией. Но, как гласит английская поговорка, самое время не только разговоры разговаривать, но и дела делать.